ФЭНДОМ


"Произнеси слова: "Til Gran Kythera Dow", и глаза смерти откроются.

"Отправляйся на восток, оставляя за спиной гул Разлома, самой длинной ночью в году, к красной звезде на горизонте. На шестой день на протоке, ибо это займёт по крайней мере шесть дней, обрати свой взор к горизонту, и присмотрись к восходящему солнцу. Оно покажет тебе силуэт места. Ты узнаешь его по размерам и отбрасываемой тени. Оно будет больше, чем что-либо, созданное человеком, но за резкие и угловатые формы его явно ответственна не природа. Оно будет иметь шпили, шесть или семь, я не помню, как пальцы тянущиеся из воды.

"Оно напоминало Колизей или Стоунхендж, большой храм, но не было ни одним из них. Вы увидите, что это машина колоссальной величины и поразительной сложности. Она состоит не из кирпича и раствора, но из передач и рычагов, вставленных друг в друга противоречащим геометрии образом. Многие из этих структур затоплены, особенно центральная часть, которую в этом тексте я называю "Фойе". Эти шестерни, эти механические части уступили едким водам Ручьёв, их зубцы заржавлены, а орбиты разъедены. К Устройству это не относится. Храмовое Устройство работает.

"То, что я увидел в тот день, заставляет меня сомневаться в своём рассудке. Было бы гораздо удобнее, если бы то, что я видел, было лишь плодом моего воображения. Я помню звук крика профессора Хейлина, то как это был звук не боли, но правоты. Помню, как я обернулся и посмотрел на него, где он стоял высоко среди огромных опор руин. Он выкрикивал фразы. Я могу только предположить, что он каким-то образом расшифровал произношение знаков, украшавших опоры. Он выкрикнул эти слова, эти страшные слова, и руины пришли в движение.

"Опоры наклонились и вытолкнули из центра площадку. Внизу, в фойе, вода вспенилась, когда механизмы внизу вернулись к жизни. Вода приобрела неестественный вид, черный, как чернила. Профессор Хейлин свалился с места, где стоял, и его тело плюхнулось в воду. Я беспомощно наблюдал, как его подхватило стремительным потоком и увлекло к центру руин, где пенящаяся вода поглотила его тело, вытащила ниже, и больше мы его не видели.

"Не его смерть не дает мне покоя, а его слова, резкие слоги, что он выкрикивал. Руины ответили на слова и поглотили его.

"Произнеси слова: "Til Gran Kythera Dow", и челюсти ада откроются".

Филипп Томберс, аспирант археологии, сунул журнал вниз и залез на свою жалкую койку. Слова, что он написал, эхом отдавались в его сознании. На протяжении многих недель эти слова поглощали его мысли. В толстом томе своего дневника он десятки раз описал события того дня. Его страницы были заполнены чертежами и описаниями гигантских механизмов и их частей, зубцы которых были украшены странной паутиной надписей, что не были уничтожены веками коррозии. Он единственный человек, выживший из исследовательской экспедиции в южные Ручьи. За исключением главы экспедиции, профессора Хейлина, который скончался на месте, каждый из его товарищей страдал лихорадкой всего несколько дней после возвращения в Малифо. Лихорадка разрушила их разум, в агонии они бормотали слова "Kythera" и задыхались, как будто их душили за горло. Эти слухи Филипп услышал от охранников вне камеры. Только Филипп выжил, но находится под стражей в изоляторе Гильдии.

Филипп дёрнул одеяло на койке, натянув его повыше, от того что холод наполнил его крошечную камеру. Глядя в маленькое окно - пробел в стене размером в один кирпич - он с недоумением увидел ворвавшуюся внутрь струю снега. Его недоумение возросло, когда кошачья голова просунулась в отверстие и сощурилась на него. Кошка спрыгнула из окна и грациозно приземлилась рядом с ним, после чего прыгнула ему в ноги и посмотрела на него. Филипп остался спокоен и не слишком встревожился странным посетителем. Он ожидал погружения в безумие ещё несколько дней назад. Он даже поспешил приписать озноб начинающейся лихорадке.

"Вы Филипп Томберс?" - произнёс голос, заполнив ограниченном пространстве. Филипп принял его за голос кошки.

"Ну, всё ясно, не так ли? Говорящие кошки? Помешательство, как по учебнику", - ответил Филипп.

"Отойдите от стены, Филипп Томберс", - снова заговорил голос.

"Погоди, что?" - Филипп начал понимать, что голос проникает из-за окна и принадлежит кому-то на улице. Он встал с койки и сделал шаг назад, прижавшись спиной к железной двери своей камеры. Его глаза расширились, когда проблеск инея появился на стене напротив него. Иней вырос, и холод в камере ещё сильнее заявил о себе. Лёд, образовавшийся в растворе между кирпичами, действовал на них как клин, стена раскололась, и кирпичи начали свободно выпадать. Лёд выступил наружу и завернулся на себя, дробя кирпичи в порошок. Когда стена рухнула, Филипп был поражен, увидев как лёд принял вид кулака, принадлежавшего ледяному титана, что возвышался над устроенными им развалинами.

Гигант, полностью состоящий из оживлённого льда, опустился на одно колено, чтобы расширить проход. Кошка безбоязненно выпрыгнула через дыру в стене и между ногами ледяного голема. Филипп, напротив, оцепенел от страха при виде этого существа, но голос выбил его из паралича. Стройная женщина в длинном пальто и меховой шапке, стоявшая позади существа, поманила его.

"Иди со мной, Филипп Томберс. Мы уходим отсюда."

Узкие улочки за ее спиной были покрыты толстым снежным покрывалом, а сверху глаз яростной бури обрушивал потоки холода и снега. Потребовалось время, чтобы глаза привыкли к ослепительной белизне, и он прикрыл лицо рукой, выбираясь из своей тюрьмы. Вместе с женщиной, кошкой и големом Филипп выскочил в снег. Волосы её были черными, как ночь, а кожа бледной, как утоптанный снег. Длинные ноги в чулках, обвитые длинным пальто, легко несли её по заснеженной местности. Он крикнул ей: "Кто ты? Куда мы идем? Что с Гильдией?" Он оглянулся на изолятор и удивился, увидев, какое расстояние они преодолели за столь короткий бросок. И вдруг осознал, как быстро бьётся его сердце и адреналин бежит по венам. Он увидел, как охранники наткнулись на дыру в стене, один из них указывал на него и кричал.

"Меня зовут Распутина," - ответила женщина. - "Ты Филипп Томберс. Ты отведёшь меня к развалинам Китеры".

Ошеломленный этим заявлением, Филипп споткнулся и повалился на снег, упав на спину. У него потемнело в глазах от удара о скрытые снегом булыжники, и при взгляде на кружащееся небо накатило головокружение. Он пытался собраться с чувствами, когда грозовые облака над головой развернулись. Он медленно поднял руку и указал в небо. Распутина взяла его за руку, чтобы поднять обратно на ноги, но, увидев возрастающий страх на лице Филиппа, взглянула в небо. Черная фигура быстро росла, мчась к земле как метеор. Существо, развернув огромные крылья, направилось к земле и обрушилось на них с ужасающим рёвом, перекрывшим даже порывы пурги. Распутина отвлеклась от своего подопечного и выпрямилась, удерживая позицию против мчащегося к ней чудовища. Удар был оглушительным. Быстро шагнув, голем Распутиной перехватил адское существо. Сила падения швырнула обоих гигантов в соседнее строение, проломив стену так, что над ними обрушились перекрытия.

Подняв руку, Распутина ухватила ветер и направила поток снега заполнить разрушенные здания тяжелым наносом, чтобы сделать труднопроходимыми все возможные выходы. "Уходим, пока эта штука выбирается оттуда", - громко позвала она своего подопечного. Она развернулась на каблуках, чтобы найти его, и он все еще лежал там, где упал. Однако над ним стояло женское подобие существа, что упало с неба. Тогда как зверь состоял из силы, мускулов и ярости, это существо было построено из тонкости, хитрости и обмана. Одетая в кожаный корсет и высокие, до бёдер, сапоги, она как будто вовсе не чувствовала леденящей стужи, спокойно стоя над испуганным человеком у ее ног. Неестественно зелёный оттенок её плоти явно давал понять, что она не человек. На плече она держала меч. "Отойди от него!" - приказала Распутина, и ее голос был усилен мощь северного ветра, гулким эхом отдавшись между возвышающимися над головой зданиями.

Не поднимая глаз, женщина в корсете опустила клинок, пронзив человека в живот и пригвоздив его к земле. Филипп позвал на помощь болезненным криком и поднял руки, чтобы схватить держащее его лезвие. Распутина отреагировал мгновенно, хлестнув порывом ледяного ветра. Порыв подхватил женщину и бросил ее к фонарю, согнув железный столб. Распутина бросилась на ее место, встав над телом Филиппа. Его борьба уже закончилась. Он был мертв. В глазах Распутиной осталась только ярость.

"Почему ты убила этого человека?" - спросила Распутина. "Чтобы ты страдала", - откровенно ответила женщина. "Страдать будешь ты." Распутина стала прохладной и отстранённой, но ярость бурлила над ней, как сердито грохотавшая громом буря над головой. По мановению руки холодный ветер выстрелил из неба, как косой срезав женщину в корсете. Двигаясь с нечеловеческой ловкостью, женщина вскочила и бросилась в воздух. Протянув руку, она схватилась за саму ткань реальности и обернулась в неё, как в плащ, ее тело скрылось из виду. Временно искаженное бытие растянулось, будто резиновое, и спружинило в прежний вид с рябью, какая бывает от упавшей в пруд капли воды. Плащ иллюзии укрыл её от гнева Распутиной, но её голос всё ещё насмехался над ней. "Я не ждала женщину, когда увидела бурю. Я пришла, чтобы убить чудовище, с большими глазами и полным ножей ртом - знаешь такого?" Голос женщины раздавался повсюду вокруг Распутиной, так что она не могла определить его источник.

Распутина немного помолчала и затем взорвалась хохотом: "О, поверить не могу. Она здесь, чтобы убить тебя, Декабрь? Тебе придётся кое-что объяснить. Брошенная любовница?" Молчание, а затем: "Что? С кем ты разговариваешь!?" Голос невидимой женщины вскипел внезапным гневом: "Он ЗДЕСЬ!" А затем визг ярости: "Я ТЕБЯ УБЬЮ!" Женщина в корсете вдруг появилась снова, рванулась к Распутиной, занеся над головой тяжёлый клинок. Проворно шагнув в сторону, Распутина уклонилась от атаки, клинок обрушился на мостовую, так что снег брызнул в стороны, и булыжники под ним раскололись. Снег вихрем окружил женщину, ослепив ее. Обезумев от ярости, она наносила удары снова и снова, но очередь играть в кошки-мышки была за Распутиной, укрытой снеговой завесой. "Тебе не скрыться, не убежать! Ты умрешь! Я получу твою голову!" - пронзительно закричала женщина.

"Ты ищешь чудовище, его призрак бродит по городу. Ты можешь убить меня, но как убьёшь призрака?" Распутина закричала, перекрывая рев зимнего ветра: "Ты не можешь убить зиму, Лилит!" Ярость женщины оказалась небезосновательной. Распутина не имела никакой возможности знать её имя, если её не готовили. Теперь Лилит убедилась точно - предмет её ярости был здесь. Она всмотрелась в бурю. Этот ужасный кружащийся глаз напоминал о далеком прошлом. Произнесённое имя подтвердило худшие слухи, что её древний враг каким-то образом пережил свою смерть. Как он это сделал, представлялось довольно смутно. Назвав её, Распутина выдала Лилит своё местоположение, её голос послужил маяком в буре. Быстрым выпадом клинок Лилит пронзил завесу кружащегося снега, как лезвие бритвы вспоров Распутиной бедро. Ледяная ведьма упала на колени, зажимая рану. Рваная рана быстро гноилась, становясь лиловой и гнилостной из-за отравленного лезвия. Лилит вдохнула запах крови и подняла меч, чтобы нанести последний удар.

"Вот оно! Время умирать!"

Рядом взорвался грохот, и гигантскоий ледяной голем бросился вперед, выхватил прямо из воздуха маленькую по сравнению с ним Лилит, прежде чем удар достиг земли. Разъяренная препятствием, она обратила клинок против элементаля, начисто отрубив ему руку. Освободившись от захвата, она снова рванулась вперед, всей тяжестью обрушив клинок на существо. Столкновение резануло по ушам звуком бьющегося стекла, и голем взорвался градом сыплющихся во все стороны сверкающих кристаллов, полностью разрушенный. Быстро покончив с помехой, она быстро повернулась, чтобы найти свою настоящую жертву, но метель Распутиной снова скрыла ту из поля зрения.

Метель оказалась невеликой защитой - огромные крылья били по воздуху, временно разогнав снежную завесу порывом ветра. Демон, спутник Лилит взвыл и спикировал, развернув когти для атаки. Тварь врезалась в Распутину, и они вдвоём покатились по снегу, пока зверь не уселся над телом своей добычи. Распутина доказала, что сделана из более жёсткого материала, чем позволяло предположить её стройное сложение, и встретила глаза нападавшего холодным взглядом. Поднявшись, её маленькая ладонь стиснула гигантскую руку зверя, который тотчас болезненно согнулся, прежде чем та заледенела от прикосновения. Зверь взвыл от боли, но ударил её другой рукой, рука его отвалилась от плеча и разбилась как стекло. Он опрокинулся, покатился по снегу, схватившись за рваную культю на плече. Распутина встала, отряхнулась и обернулась лицом к сопернице. Лилит кипела от злости.

"Распутина, стоять! Приказом Гильдии, вы арестованы!" Всего в сотне ярдов по улице стояли двое мужчин. Первый, с властным низким голосом, навел пистолет на ведьму. Другой рукой он придерживал на голове поношенную шляпу, ветер трепал его выцветшее пончо. Рядом с охотником на ведьм стоял жилистый, нервического вида человек, который прыгал вперед и назад с одной ноги на другую. Этот человек чиркнул спичкой о подбородок и поднёс её к фитилю динамитноё шашки. Размахнувшись длинной рукой, он отправил взрывчатку в полёт на впечатляющее расстояние, шашка упала в сугробе между двумя женщинами.

Обе женщины взглянули друг на друга, а затем на снег, где скрылась палка, не зная, потухла ли искра. Спутница Распутиной, маленькая кошка, вскочила к ней на плечо. Обе женщины, казалось, пришли к единому выводу - не рисковать. Обе повернулись и побежали.

"Не умирай, пока я не убью тебя!" - бросила Лилит через плечо.

Только взрыв был ей ответом. Громоподобный взрыв сдетонировавшего динамита, потрясший землю под ними, подобно сошедшему с небес божеству. Улица раскололась, обрушившись в глубокую канализацию под ней. Древнее сооружение уступило своему возрасту, и ещё больше земли упало в раскрывшуюся под ним яму. Высокое здание резко накренилось, и верхние этажи рухнули на те, что ниже, все здание сложилось, гигантское облако мусора выбросилось в небо, как гейзер. Двое мужчин зачарованно глядели, как земля поглотила здание. Когда пыль начала оседать, один из них произнёс:

"Черт побери, Локо. Чтоб я когда ещё взял тебя в поле. Ты собираешься выкапывать их тела оттуда?"

Заместитель убрал револьвер в кобуру и перешёл туда, где лежало в снегу тело человека. Опустившись на колени, он коснулся пальцами раны трупа.

"Это Фил, из дурдома", - предположил Локо.

"Спасибо, Локо". Заместитель прищурился, когда его пальцы наткнулись на выпуклость на пальто жертвы. Заглянув внутрь, он вытащил толстый дневник в кожаном переплете. На обложке были вытиснены слова: "Философия неопределенности".

Он вернул книгу в карман пальто, и повернул голову, чтобы взглянуть на своего партнера.

"Займись хоть чем-то полезным, помоги мне донести тело обратно в изолятор."


Автор Nicholas Volker

Опубликовано в Wyrd Chronicles vol. 3

Перевод Николай Ткачев

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.