ФЭНДОМ


Шеймус стоял на вершине холма, бегло осматривая город-призрак в долине под ним, больше похожий на перевалочный пункт, чем на настоящий город. Большинство строений, судя по фасаду, были предприятиями, а еще парочка на окраине – жилыми.

Позади него, в тени большого дерева стояли Гнилые Красотки . Их глаза хаотично блуждали, ни на чём не фиксируясь.

Он знал, что Брюзга был где-то внизу. Несколько дней он шёл по его следам смерти и разрушений, и теперь наконец-то мог...

Движение в дальнем конце города привлекло его внимание. Он слегка наклонился вперед, впрочем без особой надобности, ведь он отлично видел всё, несмотря на закат за спиной и вездесущие длинные тени.

-Ортеги, - прорычал Шеймус. Под деревом застонали Красотки, и принялись переминаться с ноги на ногу. Шеймус закрыл глаза, сделал глубокий вдох и медленно выдохнул. Дамочки успокоились. Удостоверившись, что они будут оставаться на месте, он снова обратил свой взор на город внизу.

Появление семейки Ортега означало, что о Брюзге стало известно, и теперь все кинутся за ним охотиться. Шеймус не возражал, чтобы Брюзга был уничтожен – он и сам планировал это сделать – но сперва требовалось получить от этого создания информацию о нерожденных.

Шеймус наклонился и взял свою сумку.

-Мои дорогие дамочки, – сказал он, по-прежнему не отводя взгляда от долины, – Мы отправляемся в город.

Красотки разом повернулись к нему и и вздох сорвался с их губ - они знали, их ждёт пирушка.

Пердита двигалась так тихо и столь удачно скрывалась в тени, что Франциско не услышал и не увидел её, когда она оказалась за его спиной. Но почувствовав рядом чьё-то присутствие, он крепче схватился за оружие.

-Расслабься, брат, – еле слышно прошептала Пердита.

-Да, моя сестра, – ответил он шёпотом. – Я просто не понимаю, почему именно мы должны здесь уничтожить это чудище.

-Потому, мой брат, что мы можем. – Она улыбнулась, и её зубы заблестели в лучах заходящего солнца.

Иногда Франциско задумывался, не была ли его сестра заражена тем же безумием, что охватило многих прибывших в Малифо. Постоянные столкновения с живыми трупами и угроза со стороны нерождённых вполне могли свести с ума кого угодно.

Франциско еще раз проверил оружие и осмотрел улицу справа от него. Он увидел, как, осторожно перебегая из тени в тень по противоположной стороне грязной улицы, Сантьяго приближался к зданию, в которое предположительно вошло чудовище. Широкий кровавый след вёл через выломанную дверь и не оставлял сомнений в этом.

Взглянув вверх, он увидел Ниньо, занявшего позицию на крыше. Слева же прямо по середине улицы шёл Папа. Если в душевном равновесии Пердиты Франциско сомневался, то насчёт Папы сомнений не было – тот был совершенно безумен, поэтому они и называли его Локо. (loco (исп.) – псих, сумасшедший, безумный, помешанный)

Папа Локо шёл по улице, будто это была обычная вечерняя прогулка. В левой руке он вертел свой револьвер, а в правой держал шашку динамита. Конец зажатой в зубах сигары вспыхивал ярким огоньком, когда он затягивался.

-Идёмте, дети! - Позвал Папа, подойдя к дому. - Давайте отправим в ад эту уродливую тварь!.

Франциско и Пердита переглянулись - это точно не входило в их планы. Пердита двинулась вперед.

-Эй, Ортеги! - раздался голос в конце улицы. Они обернулись, и заходящее солнце заставило их сощуриться. - Брюзга мой!

-Чего!? - поворачиваясь, возмутился Папа Локо. Прежде чем он успел повернуться, выстрел разорвал тишину пустынного города. Из своего укрытия Франциско увидел, как кровь брызнула из Папиного плеча.

-Папа! - закричал Сантьяго, бросившись к упавшему мужчине. Он упал на колени и проскользил по грязи последние несколько шагов, пока не остановился рядом со своим стариком. - Папа? – тихо позвал он, положив голову старика себе на колени.

Франциско стиснул зубы. Он хотел бежать на помощь отцу, но понимал, что перебежки по улице никак не помогут старику. Он настолько сосредоточился на случившемся, что не заметил, как Пердита вышла из тени. Она не бежала, не рвалась; в её движениях не было никакой спешки. Когда Франциско заметил её, было уже слишком поздно для того чтобы схватить её и оттянуть в безопасное место.

Вместо того чтобы направиться к отцу, она опустила полы своей шляпы и повернулась лицом к нападавшему. Раздался еще один выстрел, и Пердита слегка отодвинулась. Франциско заметил, как пуля прошла чуть выше её плеча, задев длинные волосы. Резким движением она выхватила револьвер и дважды выстрелила.

Ниньо спрыгнул с крыши и побежал по улице. Он схватил Сантьяго за воротник, пытаясь оттащить его в укрытие, но тот крепко сжимал в объятиях голову отца.

Глаза Папы Локо распахнулись:

-Отпусти меня, глупый ребёнок.

Постанывая, старик откатился от Сантьяго и полу-идя, полу-вприпрыжку спрятался в узком переулке. Потрясенный Сантьяго позволил Ниньо втащить себя в безопасное место.

Пердита, не прекращая стрельбу, отпрыгнула назад к Франциско.

-Кто это? - спросил он, пока та перезаряжала револьвер. Голос казался знакомым, но они никак не мог его вспомнить. Она прокрутила барабан и защелкнула его на место.

-Мертвец, - проворчала Пердита. Она вышла на улицу и побежала в направлении нападавшего.

Франциско нахмурился в замешательстве и закатил глаза, поняв: Шеймус и его гнилые красотки. Огрызнувшись, он побежал за сестрой.

Шеймус был уверен, что пристрелил старика, но сумасшедший ублюдок поднялся и уковылял прочь. Шеймус выругался, когда очередная пуля просвистела возле его головы. Он был вынужден отдать Ортегам должное - стрелять они умели. Только благодаря заходящему солнцу, которое слепило глаза и мешало вести прицельную стрельбу, Шеймус всё еще стоял невредимый. Однако он понимал, что через пару минут солнце полностью скроется за холмом позади него, и тогда он окажется легкой мишенью.

Он сосредоточил своё внимание на Красотках позади него. Они двигались в город различными путями. Раздался еще один выстрел, и шляпа слетела с его головы. Ругаясь, он подхватил её с земли и отошёл за здание. «Моя шляпа. Прострелили мою прекрасную шляпу! Они заплатят за это».

Выглянув из-за угла, он окинул взглядом улицу. Женщина, Пердита, шла по дощатому тротуару в квартале от него, выставив вперед пистолет. Шляпа была так низко надвинута на её лицо, что он мог видеть только её губы и подбородок, но она, очевидно, видела его. Она выстрелила снова, выбив щепки досок рядом с его головой. Шеймус нырнул назад, упав на колени, вновь выглянул из-за угла и выстрелил. Она бросилась в сторону и прижалась к окну.

Стекло разлетелось, когда одна из красоток, разбив окно, неожиданно набросилась на неё. Пердита попыталась отскочить, услышав звук разбивающегося стекла, но мертвые руки были по-прежнему сильны и ловки. Красотка втянула Пердиту в разбитое окно, расцарапав ей руки и спину, и бросила в комнату. Приземлившись, Пердита перекатилась и вскочила, вскинув револьвер перед собой.

Одна из красоток - одетая в фиолетовое платье, когда-то красивое и модное, но сейчас представляющее из себя испачканную тряпку – свирепо глядела на неё глазами мертвыми, но всё еще способными видеть. Красотка шипела на неё, передвигаясь из стороны в сторону, напоминая более зверя, чем человека. Фиолетовый зонтик в её левой руке подёргивался, готовый к атаке.

Пердита выстрелила в голову твари, отбросив её назад. Взор красотки вновь устремился на Пердиту, грязное отродье продолжало шипеть и медленно приближаться.

-Пригнись! - раздался крик.

Пердита бросилась на пыльный пол, когда раздался оглушительный выстрел. Голова красотки взорвалась фонтаном крови, мозгов и костей. Тело покачнулось и бесформенной кучей рухнуло на пол. Ниньо ворвался в дом.

-Ты взял с собой Пугач, - поинтересовалась Пердита, пока Ниньо помогал ей.

-А как же, - ответил тот. Он пнул красотку в бок и сплюнул на неё.

-Как Папа? - спросила она

-Живой, - ответил он, пролезая в разбитое окно. Поднял ружьё и спрыгнул на деревянный тротуар. Пердита последовала за ним, и они вдвоём побежали по дорожке к углу, за которым только что был Шеймус. Никаких следов безумца, кроме разводов грязи, там не было.

Пердита оглянулась:

-Куда делся Франциско?

Франциско некоторое время следовал за сестрой, продвигаясь по улице, но потом его внимание привлекло какое-то движение между зданиями. Он побежал по узкому проулку, держа оружие наготове. На другом конце были заметны следы в грязи. И следы эти определенно были шаркающие, а не ступающие, а значит, там была одна из Красоток.

Он вышел из переулка, бегло осматриваясь. Красотки там не было, но вонь гниющей плоти по-прежнему витала в воздухе. На самом деле, вонь даже усилилась. Он пригнулся и сделал быстрый перекат. Когда он вскочил его пистолеты были нацелены в голову одной из Красоток.

На ней было истрёпанное и разодранное розовое платье, а в одной из её мертвых рук был раскрытый розовый зонтик. Её мертвые глаза уставилась на него. Она бросилась на Франциско, вытянув руки. Тот отпрянул в сторону и выстрелил из обоих пистолетов одновременно.

Пули пронзили правый бок Красотки, но это её не остановило. С поразительной ловкостью она развернулась и ударила его в лицо зонтиком. Он крякнул от боли, когда одна из спиц вспорола его лицо, споткнулся и ударился плечом о стену; левую руку пронзила боль.

Взглянув через плечо, он увидел, что красотка вновь приближается к нему. Он пнул её правой ногой, попав мертвецу в живот. Та неуклюже отшагнула и на мгновение остановилась. Это как раз было то, что нужно.

Франциско повернулся, вскинул пистолеты, оттолкнулся от стены и открыл стрельбу. Пули разорвали голову красотки. Тяжело дыша, он наблюдал, как нежить падает на землю. Он так увлёкся этим зрелищем, что не заметил, как другая красотка оказалась за его спиной.

Она подняла свой зонт и воткнула ему в спину. Франциско закричал когда острый стальной наконечник прорвал одежду и впился в плоть. Он упал, Красотка повалилась на него сверху и принялась ногтями рвать на нём одежду. Франциско попытался выбраться, но вес мертвого тела в сочетании с неудобной позой не позволял ему развернуться.

Он чувствовал, как рубашка промокает от его собственной крови. Из последних сил он дернулся что было мочи пытаясь вырваться из объятий твари. На мгновение выскользнув из хватки красотки Франциско начал разворачиваться, но получил резкий удар в затылок. Последней мыслью, прежде чем мир погрузился во тьму, была "Я надеюсь, что останусь мертвым".

Шеймус смотрел на бессознательного Ортегу. Мэри вытащила зонт из его спины, и прежде чем раскрыть его и кокетливо положить на плечо, взяла во вторую руку веер.

-Бери его, - сказал Шеймус уходя. Мэри посмотрела на одну руку, затем на другую, не понимая как ей поступить. Шеймус почувствовал её минутное замешательство. Он повернулся и осторожно взял у неё веер. Гримаса печали отразилась на её лице, пока он не показал ей, что всего лишь складывает его и кладёт в наименее драный карман её разорванного платья.

Она наклонилась, ухватила Франциско за ногу и потащила, следуя за Шеймусом по переулку. На другом конце Шеймус огляделся. Следов Ортег не было, но он знал, что всё еще нужно быть осторожным. В нескольких шагах слева от него была открытая дверь, ведущая в здание.

-Сибель, - подумал он, - Ты нужна здесь. Сейчас.

Через несколько минут толстая лысая женщина, возможно бывшая красивой при жизни, подошла, встав позади Мэри. Снова бегло оглядев улицу, Шеймус решил, что нужно действовать сейчас или никогда. Если бы кто-то из Ортег мог обнаружить его в наступающей темноте, то его бы уже застрелили. Он двинулся по тротуару к открытой двери, Сибель следовала прямо за ним, а Мэри шла последней, волоча за собой Франциско.

Они нырнули в здание. Судя по всему, раньше здесь был какой-то магазин: справа от двери располагался прилавок, а вдоль дальней стены тянулось несколько пустых полок. В дальнем левом углу стоял круглый столик и пара стульев.

-Посади его там, -  Шеймус указал на один из стульев.

Прошаркав в дальний угол Мэри пыталась поднять Франциско, однако он был слишком тяжелым для её безжизненных рук. Сибель подошла, подняла его одной рукой и бросила на стул. Когда Сибель вернулась к Шеймусу, раздался выстрел. Пуля задела голову Сибель над левым ухом содрав кожу с черепа. Закричав, Шеймус резко развернулся, вскидывая пистолет. Длинный клинок на конце пистолета ударило Сантьяго в голову, разрезав кожу. Рана была практически зеркальным отражением полученной Сибель.

Сантьяго упал на пол за весами, зажимая рукой рану. Он не кричал и не вопил, но жадно глотал воздух.

Шеймус перепрыгнул через прилавок. Он думал просто пристрелить человека, но решил подойти поближе, прежде чем нажать на спуск. Он поднял ногу и с силой опустил её на лицо мужчины, сломав ему нос. Сантьяго завалился на пол. Рядом с ним лежал старший Ортега. Рана в его плече больше не кровоточила, но, судя по всему, он потерял много крови, вследствие чего потерял сознание.

Шеймус обошёл прилавок и осмотрел Сибель. Рана была серьезная, но Сибель выдерживала и не такое.

-Положи их там, - сказал Шеймус полной женщине, и она расплылась в улыбке. - Мы с ними немного повеселимся.

Пердита и Ниньо заглянули за край крыши. Через улицу в окне здания виднелся слабый свет. Они вели поиски в городе настолько тихо, насколько могли и не рисковали соваться в дома без особой необходимости. Столкновение с Шеймусом их не тревожило - вдвоём, они были уверенны, они смогут справится с этим психом. Их беспокоил Брюзга. Они не были уверены, что смогут завалить эту тварь в одиночку.

Шеймус стал в дверях и позвал:

-Ортега! Я знаю, что вы где-то здесь! - Он указал на здание позади себя. - У меня ваша семейка! Я не хочу их убивать, но непременно сделаю это, если вы не покажетесь!

Его голос прокатился эхом между зданиями. Двое Ортег переглянулись.

-Это ловушка, - одновременно прошептали они.

-Мне нужен только Брюзга! - продолжил Шеймус. - Если вы придёте и согласитесь немедленно убраться отсюда - я не причиню вреда никому из вас. Даю вам слово!

Они кивнули друг другу и встали.

-Шляпник! - окликнул Ниньо. Шеймус вскинул голову. - Мы спускаемся.

Шеймус усмехнулся и вернулся в здание.

Спустившись сбоку здания, они пошли рядом через грязную улицу; Ниньо слева, Пердита справа. Они вошли в здание, держа оружие перед собой.

-Пожалуйста, добрые люди, - сказал Шеймус с улыбкой, - Нет никакой необходимости в вашем оружии. Видите? - он указал в угол. Франциско и Сантьяго горбились на стульях, а Папа Локо лежал на полу у их ног. Справа стояла толстая лысая женщина, длинный зазубренный нож в её левой руке был приставлен к горлу Франциско, в правой она держала револьвер с длинным клинком, нацелившись в Сантьяго, лицо и борода которого были в крови. Слева красотка в голубом приставила зонт к груди Папы Локо в районе сердца.

-Выглядит это так, будто вы уже навредили им и планируете сделать это снова, тупицы, - произнёс Ниньо, переводя пистолет между Сибель и второй Красоткой. Револьвер Пердиты был нацелен прямо Шеймусу в голову.

Шеймус широко улыбнулся и развёл руками.

-Я хотел быть уверенным, что вы не навредите мне. Увидев их в таком виде, возможно у вас появится желание отомстить.

-Учитывая, что именно ты причинил им вред, такая мысль нас посещала, - ответил Ниньо.

-Да, они пострадали в битве с моими Красотками, но я не вижу причин, почему мы не можем разойтись и покончить с этим.

Свирепый взгляд Пердиты дал понять, что этому не бывать.

-Пожалуйста поймите, мне всего лишь нужен Брюзга для собственных целей, - сказал Шеймус.

-Что же это за цели, Шляпник? - ледяным голосом спросила Пердита.

Улыбка не сходила с лица Шеймуса.

-А это секрет.

-Где еще одно?, - спросил Ниньо.

-Одно?..

Ниньо указал стволом на Мэри:

-Еще одно отродье.

-О, Люсиль, - Шеймус слегка покачал головой, тяжело вздохнул и кивнул на Франциско. - Боюсь, твой брат покончил с ней, - Он уставился на Ниньо. - Так же, как ты сделал это с Сарой.

Впервые улыбка на мгновение сошла с его губ, а взгляд похолодел. Казалось, что он мысленно одернул сам себя и улыбка вернулась.

-Но это неважно для Шляпника, - он слегка усмехнулся собственному каламбуру, - Есть много женщин на роль Красоток моего бала. - Он резко взглянул на Пердиту.

-Ты ненормальный, - сказал Ниньо.

Улыбка окончательно исчезла.

-А ты испытываешь моё терпение, - огрызнулся Шеймус. Он сделал шаг назад, разведя руки. - Забирайте свою семейку и уходите. Последний раз предлагаю.

Ниньо вздохнул. Он направился к своим поверженным родственникам. Пердита последовала за ним, по-прежнему направив ствол пистолета на Шеймуса. Ниньо внезапно остановился прищурившись. Он опустился на одно колено, вынудив Мэри надавить на зонт, грозя проткнуть грудь старика. Ниньо положил ладонь на пол, после чего встал.

-Существо приближается, - сказал он.

-Чёрт побери! - Подумал Шеймус. Еще немного, и он бы избавился от них. Ему было наплевать на мужчину – он собирался его медленно убить, чего не скажешь о женщине. Сейчас она была не идеальна, но он планировал исправить это и сделать из неё превосходную Красотку.

-Что же теперь делать? - быстро соображал Шеймус. Он был уверен, что мужчина блефует. Если Брюзга и вправду был где-то рядом, то вся эта потасовка должна была его...

Мысль оборвалась, когда земля под ногами задрожала. С потолка посыпалась пыль, и пылинки закружили в свете стоявшего на столе фонаря. Шеймус посмотрел вверх, ожидая увидеть, как потолок проламывается под громадным весом создания.

Задняя стена взорвалась дождем пыли и щепок. Шеймус отпрыгнул назад, приземлился на прилавок и скатился за него. Он выглянул из-за столешницы.

В громадной дыре задней стены стоял Брюзга.

Он был совершенно голый, а его гнилая плоть имела тошнотворные розовые и зеленые оттенки. Длинная цепь с громадным стальным крюком на конце была намотана на его правое предплечье. В другой руке у него был здоровенный мясницкий тесак. Брюхо его пересекала рана, стянутая только металлическими скобами. Даже со своего места Шеймус мог видеть кишки, норовившие вывалиться наружу.

Брюзга взревел и исходившее от него зловоние возросло вдвое.

Все Ортеги кроме старика были в сознании; все глядели на монстра. Бородатого начало тошнить и вырвало. Шеймус фыркнул в насмешку; у дурачка был слабый желудок. К сожалению, смешок Шеймуса привлёк внимание Брюзги. Удар тяжёлой ноги пробил деревянный пол так же, как проход в эту комнату. Он обрушил тесак, глубоко врезавшийся в прилавок в нескольких шагах от Шеймуса.

Сибель, почувствовав что её хозяин в опасности, бросилась к Брюзге. Монстр заметил её приближение и одним взмахом руки отшвырнул к дальней стене.

-Сибель! - закричал Шеймус и вскочил. Мэри сдвинулась, высоко подняла зонт и с силой врезала по невероятно жирным бедрам Брюзги. Не нанеся сколь-нибудь значительного урона, этого было достаточно, чтобы привлечь его внимание. Он потянулся и схватил Красотку рукой с цепью. Та брыкалась в его захвате, стараясь подобраться к его лицу, но огромная рука раздавила ей череп, кровь и мозги сочились сквозь его пальцы.

Раздались выстрелы когда женщина Ортега открыла огонь, пули продырявили его тело в нескольких местах. Ещё более громкий ружейный выстрел вырвал кусок правого плеча Брюзги. Тот взвыл от боли и гнева. Одним быстрым движением он схватил ногу Мэри ,оторвал от тела и попытался целиком засунуть себе в рот. Влезла только часть бедра. Он отбросил потрёпанное тело в сторону и принялся жевать ногу, нижняя часть которой еще подергивалась.

Брюзга двинулся вперед. Его размеры заставляли комнату казаться намного меньше. Шеймус понимал что пока монстр сосредоточен на Ортегах - это лучшее время чтобы сбежать. Его красотки были уничтожены, сумка потеряна, а пистолет улетел сквозь стену вместе с Сибель.

Когда Брюзга полностью повернулся к Ортегам, Шеймус проскользнул за прилавком к дыре, пробитой Брюзгой. В паре шагов от от дальней стены Шеймус сделал глубокий вдох и выскочил.

В его ушах всё еще звенело, он двигался короткими перебежками между домами, надеясь, что возможно Сибель уцелела после удара Брюзги и последующего столкновения. Он мысленно позвал её, и через мгновение она появилась рядом с ним.

Сейчас трудно было оценить серьезность ран, но, по крайней мере, она цела. Шеймус забрал у неё свой пистолет.

-Пойдём, дражайшая моя, - сказал он, беря её за руку, - Встретимся с ним в другой раз.

Сибель застонала и пустила слюни.

Револьвер Пердиты щёлкнул. Выругавшись, она открыла барабан, когда Брюзга вновь обрушил свой тесак, промахнулся и разрубил деревянный пол. Ружьё Ниньо вновь выстрелило, снеся часть правой руки Брюзги.

Когда чудовище приблизилось к ним, они поняли, что практически попали в западню Шеймуса. Нога Брюзги обрушилась лишь в паре шагов от того места где Ниньо был за мгновение до этого, и пол проломился под ней. Ближайшая опорная балка рухнула вместе с куском потолка. Хоть это и не причинило мерзкой твари существенного вреда, под лишним весом его вторая нога провалилась сквозь пол. Когда он попытался вытащить её, сломанные доски впились ему в лодыжку, лишив возможности двигаться вперед.

Так как оба пути через дверь и дыру в задней стене были перекрыты, Сантьяго и Франциско попытались втащить Папу в безопасное место сквозь дыру, пробитую Красоткой после удара Брюзги. Однако Сантьяго было тяжело двигаться. Прогорклый запах от монстра для него был невыносим, его продолжало рвать. Франциско выглядел страшно израненным, ему было тяжело тащить отца и помогать брату. Пердита должна была заметить, что оба они были безоружны, так что особой помощи в бою от них ждать не приходилось.

-Надо уходить! - закричала она. Брюзга взревел. Он ударил тесаком слегка промазав по ноге Пердиты. Свой, уже перезаряженный, револьвер она опустошила в омерзительную морду твари.

Один глаз разорвался и куски плоти и костей полетели из затылка; Этот козлина по-прежнему не подыхал. Она, как и все остальные, понимала что превосходство было на их стороне. Если блядский Шеймус не появится и не испортит всё, у них были все шансы.

Прежде чем Франциско протолкнул Папу наружу, Пердита подошла к нему и стащила с его пояса связку динамита. Она взяла его зажигалку, подожгла фитиль и бросила динамит между ног твари.

-Бежим! СЕЙЧАС! - закричала она. Франциско вытолкнул отца наружу и последовал за ним. Она схватила Сантьяго и вытолкнула его сквозь пробоину в стене, когда Ниньо всадил ещё одну пулю чудовищу в живот. Пердита схватила Ниньо за воротник и потащила за собой к выходу. Он завопил, требуя остановиться. Взглянув через плечо, она увидела, что длинное изогнутое лезвие впилось ему в голень. Она бросила его и перезарядилась так быстро, как только могла. Брюзга дернул за цепь и вырвал кусок голени Ниньо.

Она вскинула револьвер и опустошила барабан в другой глаз твари. Ослепнув, Брюзга выл от боли и ярости. Пердита схватила брата, подняла и беспардонно выпихнула в дыру в стене, когда Брюзга дико замахал тесаком и крюком. Она выпрыгнула и прикрыла собой брата, когда взорвался динамит. Осколки досок дождем посыпались на них.

Пердита не обернулась посмотреть на масштабы разрушения, сейчас было не до этого. Все они были серьезно ранены, и она понимала, что они не могли противостоять этой мерзости, если она всё еще могла сражаться. Если через пару дней поправятся - они смогут вернуться и убедиться что чудовище действительно мертво.

Все поспешили собраться вместе и пошли своей дорогой в ночь.

Брюзга упал на пол. Он был так близок к столь вкусному, сладкому мясу. Единственная закуска которую он съел, была скисшая и протухшая.

Пули, взрывчатка, раны, его глаза – всё это было не важно. Со временем заживёт. Единственным что его беспокоило, был голод. Голод, который никогда не будет утолён, независимо от того сколько он съест.

Угощения.

Да.

Он знал, кто станет его следующим угощением.

Он убедится что они живые, прежде чем пожирать их.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.