ФЭНДОМ


Человек горит…

…а мир незаметно изменяется.

Некоторое время особняк был в центре большой паутины, чьи магические нити протянулись по всему Малифо, натянутые как струны. Затем на несколько коротких и ярких минут он превратился в машинное отделение, управлявшее большой невидимой машиной, чьими элементами были живые мужчины и женщины.

Теперь это словно пулевое отверстие в реальности, центр распространяющихся звездчатых трещин по всему миру. Никто его не видит. Никто его не слышит. Этот катаклизм слишком неземной и абстрактный, чтобы его можно было постичь пятью чувствами. Но для магического мира он оставил неизгладимый след, который нельзя проигнорировать. Это сравнимо с падением кометы, извержением вулкана, тенью высокой приливной волны на фоне неба.


Avatar lady.jpg

Волна детонации подбросила Леди Джастис высоко в воздух, над охваченными боем улицами. Она борется со сковавшими ее в тиски призрачными существами, качающимися взад и вперед над реками и крышами домов, не в силах освободиться. Каждый раз, когда погибает кто-то из ее солдат , вороноподобное чудище сжимает ее левую руку и тянет ближе к себе, а каждый раз, когда умертвие снова превращается в кусок холодного мяса, существо с головой барана берет ее правую руку и тянет обратно. Джастис скалится в агонии от того, что ее ум и тело рвутся на части.

За всем этим никем незамеченное наблюдает маленькое существо, облаченное в пальто Маршала Смерти, кукольное создание откинуло шляпу назад, чтобы лучше рассмотреть все вокруг своим лицом, обтянутым тканевой маской.


На другом краю города Мисаки сидит в одиночестве, а ее тело пронизывает мелкая дрожь. Щепки, фарфоровые черепки, лоскутки ткани устилают пол в комнате. Она пытается медитировать. Только так она может прекратить то, что происходит вокруг нее. Когда ее покой нарушен, то каждый взгляд, каждая мысль превращаются во вспышку молнии, а каждое движение и каждое слово порождают раскаты грома. Простая прогулка по этому зданию разнесет его до основания.

Мисаки нечего стыдиться своего отца или учителя, испытывая страх перед всем этим. Она успокаивает себя и переводит дыхание, которое становится лишь легким рокотом, заставляющим вибрировать лишь мусор на полу. А позади нее в точности копируя ее позу сидит деревянная кукла в одежде Торакаге и бесстыдно разглядывает ее.

Она может ждать вечно. Но этого не понадобится.


Avatar seamus.jpg

Какая ночь! Какой молодец, Шимус, говорит он себе, с легкостью шагая по улицам Карантинной Зоны, ведь кто еще сможет усидеть дома на заднице, когда на дворе такая ночь?

Начать с того, что радость ему доставил онемевший МакМорнинг, сидящий на полу своего морга, в то время как его уродливые сшитые создания (в них никакого вкуса, думал Шимус, одна вещь, которой вас точно научит работа в галантерейном бизнесе – это чувство стиля) носятся вокруг, борются и кусаются, громят лабораторное оборудование. А МакМорнинг просто сидит там и мычит через ухмыляющееся ротовое отверстие, умоляя Шимуса что-нибудь сделать.

А вообще это было скучно, на и Никодим оказался ненамного лучше. Шимус рассмеялся, увидев его на пирамиде из мертвецов, не позирующим, как подобает верховному владыке кладбища, а борющемуся с рассерженными трупами под ним. Так что пока его коллегам не здоровилось, Шимус решил разнести город сам. Так тому и быть. У него будет своя компания.

Ведь сегодня Шимус не худощавый распутник, который украшает многочисленные постеры Гильдии с самыми разыскиваемыми преступниками. Он гора из серо-кожей мускулатуры, с нависшими бровями, выступающей вперед челюстью, превратившей его фирменную ухмылку в оскал. Прямо перед ним указатель на массовое захоронение неупокоенных. Просто немного поработать, и у него будет куча новых друзей, и когда они найдут несколько теплокровных ребят – Шимус хихикнул – они протанцуют всю ночь напролет.

Но когда он почти достиг конечной остановки и вышел к концу улицу, усмешка спала с его лица, он увидел маленькое существо в маске, которое уже занималось его будущими подопечными. Его крючковатое лицо не выражало эмоций, а глаза были не видны, но Шимус знал, что существо ищет именно его. Оно ждало его.

Шимус почувствовал, как его плоть гниет.


В верхней комнате поместья, построенного между линией городских огней и Деревом Висельников горит человек….


…а глубоко в Байо горит его портрет, но слишком быстро, слишком быстро.

Зорайда готовилась к этому с тех пор, как впервые распознала знаки и увидела грядущий огонь. Ее дом огорожен заклятиями и амулетами, развешанными среди прядей мха и закопанными в землю, дабы противостоять эфирному потоку. Она уговорила Вдову-Ткачиху вселить ее образ в сознание трехсот тридцати трех детей по всему Малифо, чтобы спрятать свой духовный образ в запутанном лабиринте из уловок и теней. Она повесила гравюру с портретом Генерал-Губернатора, купленного в лавочке в Холлоу Пойнт, в развилке дерева, исписанного символами, истыканного перьями, обвешанного клочками одежды и гильдийскими векселями.

Зорайда была готова к тому, чтобы заставить его дрожать, сломать или даже испепелить. Она была готова к тому, что услышит его предсмертные муки и даже анимирует изображение, чтобы видеть все собственными глазами. Важно было только уловить движение силы, которое, как она знала, будет искать и ее.

Она предвидела это. Каждый из могущественных, каждый из соприкоснувшихся, каждый, кто выпадал в ее картах вновь и вновь. Мать Монстров. Обреченная Сестра. Командир Механизмов. Воительница. Висельник. Все они привлекают к себе силу, как высокие ветви деревьев принимают на себя удар молнии.

Портрет на дереве – это громоотвод для Зорайды. Он будет защищать ее, уводя удар в землю, чтобы Зорайда осталась единственной в этом мире, кто смог бы зажать в кулак пучок сверкающих молний, когда этот мир разорвется на части и погрузится во тьму.

Мгновение назад она улыбалась, облизывая губы и глядя, как засветилась картинка, но именно эта секунда понадобилась на то, чтобы испепелить портрет и взорвать примитивный алтарь.

Вряд ли кто-либо различил в ночном тумане этот маленький огонек и Болотную Ведьму, однако Зорайда почувствовала, как хлынувшая сила разорвала петлю ее ловушки и мчится на нее со скоростью поезда.

Ее глаза заблестели от страха. Она вскинула руки перед собой. Ради всего хорошего, что будет сделано.

Свернувшись в клубок колючек позади нее, кукла в маске и с паучьими ногами хлопает в ладоши и наблюдает за тем, как ее мать стоит на пороге смерти.


Один в своей секретной комнате, посреди обломков великих трудов, горит человек…


…и все его труды сгорают вместе с ним. Машина, которую он создал, чтобы блокировать мысли и души, заставляя их следовать за собой, разлетелась вдребезги, как разваливается все то, что было связано с ней. Сумасшествие распространяется повсюду.

На верху главной лестницы казино «Медовый Горшочек» расположился выжигающий глаза сияющий голубым и фиолетовым силуэт, окружающий фигуру мужчины в сером пальто. Изображения карт, костей, вращающейся рулетки и костяшек ма-джонга вспыхивают внутри пламени и снова исчезают.

Глубоко в лесу древовидный монстр с едва проступающими человеческими чертами, окруженными листвой, плесенью и папоротником, окончательно теряет первозданный облик. Скелет ломает от происходящих изменений добавляются то рога, то новые лапы, то копыта, то клыки, то крылья, то чешуя, чтобы в следующий момент вновь исчезнуть и преобразиться.

Пламя вырывается из примитивных печей импровизированной кухни, обвивается вокруг изменяющейся фигуры, скорчившейся на усыпанном обломками полу, пытается добраться до двери, а в углу комнаты маленькая девочка воет и просит маму, чтобы она прекратила это.

Avatar ramos.jpg

Виктор Рамос в панике стонет от того, что вырвавшиеся наружу механические конечности больше не подчиняются его воле и продолжают рваться наружу. Его новые конечности хватают любой попавшийся под руку кусок металла и начинают его переделывать во что-то…во что-то неизвестное.

Колетт Дюбуа одна, но тем не менее она в состоянии полностью заполнить собой весь театр «Звезда». Она призвала силу, которая до этого была ей очень полезна, ведь она становилась троицей, что помогало ей на обезумевших улицах города. И она была троицей, пока троиц не стало три, и они продолжали множиться, пока не появилась толпа Колетт, дерущихся между собой, рычащих и плюющихся, бросающих друг в друга оскорбления и раскрывающих самые низкие секреты, и кто теперь может сказать, какая из них настоящая.

И надо всем этим зависло Мистическое Чучело, триумфально улыбающееся. Узоры, загорающиеся вокруг него, эхом отражаются в пламени отметин в той комнате, где человек горит. Эти рисунки создаются в воздухе с помощью красок для грима, машинного масла и крови животных, а конечные элементы состоят из инея и огня. Чучело, ликуя, простирает руки.


В центре мандалы, сделанной из душ и магии горит человек…


…и поток силы вырывается наружу из этого жалкого рисунка, чтобы разрушить этот странный и древний мир.

И он меняется. Он обрушивается в мир не как огонь или удар молота, а словно молния, так по крайней мере кажется Зорайде, которая наблюдает перескакивание электрической дуги на новые провода.

Семь новых каналов.

Могучий поток затих, став тише, чем сердцебиение. Заземленный и опустошенный. И вот в эфирном полумраке засветилось семь новых звезд.


Mysteriousemissary.jpg

Зорайда судорожно вздохнула и открыла глаза. Она все еще стояла на полпути от открытой двери своей хижины к дымящимся развалинам ее храма-ловушки. Ее рука все еще была вытянута перед ней.

Она моргнула. Ощущения возвращались к ней. Влажный воздух. Песни насекомых. Плеск воды. Привкус дыма на языке. Все так обыденно и знакомо. Сокрушительная мощь той силы, что наполняла ее минуту назад, ушла. Все стабилизировалось, нервное напряжение, которое повлекла за собой деятельность Генерал-Губернатора, становилось все меньше и меньше. Эфир становился все спокойнее, как один из отражающих бассейнов Лилит.

Зорайда понимает, что она все еще напугана. И сердце начинает колотиться в пятках, когда она понимает, что позади нее что-то движется. Она поворачивается и смотрит вверх и еще выше. Проходит время, прежде чем какие-то слова срываются с ее губ.

«Я… знаю тебя».

Эмиссар Загадочности смотрит на нее еще какое-то время. Его деревянные конечности скрипят. Странные формы растут из-под земли, обвивая его ноги. Затем он отворачивается и уходит, молча.


Brutalemissary.jpg

Кровь слезами стекает из-под повязки Леди Джи. Ее щеки блестят от этой жидкости. Иссушенная плоть Судьи разорвана и исколота. Вокруг них верные Маршалы и Стражи стоят плечом к плечу. С ближайших к ним улиц раздаются свистки, выстрелы, и визг парового клаксона «Миротворца».

Враг дальше не пройдет. Сегодня они отвоюют свои улицы обратно. Каждый солдат Гильдии, стоящий в строю, знает это. Они знают это, потому что огромная темная фигура спустилась с крыши, чтобы встать рядом с ними, уставившись на них глазами, глубоко утопленными в полых глазницах бараньего черепа, с воздетым мечом в руке. И каждый из них слышит, как его голос говорит внутри них, и дрожит в каждой их косточке.

Терпеть.

Исполнять.

Бороться.

И они сражаются, ведь Эмиссар Безжалостности с ними.


Luckyemissary.jpg

В задрипаной деревушке Гремлинов на главной улице столпилась куча народу, окружив трех боссов, стоящих друг напротив друга и затевающих разборки. Офелия, Соммер и Ма стояли убийственно спокойные, только глаза их перебегали с одного на другого.

Известно, что когда случаются такие потасовки между боссами, кто-то один становится настолько большим боссом, что ему приходится делать вещи, в которых не каждый Гремлин больно-то и понимает. Известно так же, что чем больше ты взлетаешь вверх, тем больше заметно, что дела идут как-то неважнецки, и ты лажаешь все сильнее, а неприятности со всех сторон так и валятся. Но прежде чем столкнуться с этими неприятностями, надо еще столкнуть двух других претендентов. Таков обычай.

Глаза Ма перебегали с Офелии на Соммера, глаза Офелии – с Соммера на Ма, глаза Соммера усиленно метались из стороны в сторону, пытаясь глядеть одновременно назад и на Ма с Офелией. Время от времени взгляды встречались…

…а потом что-то прорвалось сквозь стену питейного дома, появляясь в вихре разбитых деревяшек: безумно вращающееся колесо, прямо-таки обшитое розовыми пятнами свиней и незадачливыми гремлинами, висящими прямо перед ним. Каркающий смех раздался с верхушки этой штуковины, где восседал бледный маниакальный Гремлин, которого никто из собравшихся раньше не встречал. С гиканьем он с помощью своей машины развалил поленницу, снес южную оконечность сыромятни и унесся прямиком в Байо.

На мгновенье воцарилась тишина. Затем Ма пожала плечами. Офелия пожала плечами. Соммер выдержал драматическую паузу и тоже пожал плечами.


Arcaneemissary.jpg

Шоу должно продолжаться.

Колетт не была уверена в том, что она только подумала об этом или сказа вслух, но это была чистейшая правда. Что-то случилось с ней, что-то, что она не могла полностью вспомнить, но шоу должно продолжаться. Она нужна своим девочкам.

Она выпрямилась. Тело разваливалось на кусочки, в глазах щипало. Так что пришло время взять себя в руки. Или – она натужно хохотнула – расколоться на части.

Но когда она потянулась к этой странной невидимой силе, которая напрягает и вдыхает в нее силу, она не нашла ее на месте. Там было что-то еще, что-то нежное и разреженное, которое проскальзывало сквозь пальцы словно шелк, но она была еще слишком озадаченна, чтобы постичь это. В этот момент она увидела стоящее в зале существо, свет исходил от него, свет цвета ослепительного лазурного неба летом. Оно поклонилось, и многолетний рефлекс Колетт заставил и ее сделать реверанс. Затем оно показало на двойные двери. Пора за работу. Шоу должно продолжаться.

Колетт завертелась на месте, и к тому времени, когда она завершила пируэт, она уже стояла напротив дверей. Она толкнула их, чтобы пройти, и Эмиссар Мистики последовал за ней.


Carrionemissary.jpg

То, что раньше было Аватаром Страха, распласталось теперь в переулке в виде бездыханного тела люмпена. Потом вдруг его некротизированая плоть вспучилась, утолщилась и расщепилась. Рука дернулась и обвилась вокруг тела, чтобы расширить трещину. Наконец из неповоротливого тела появился маленький, изможденный Шимус, выбравшийся наружу из своей ловушки, мостовая скорябнула его голую кожу. Он плакал.

Уонн краих, - произнес голос над ним. – Лаш краил тхулох. – Шимус громко заорал и откатился.

Высоченная враноголовая фигура в затхлой робе наклонилась к нему. Ее голос был глубокий и теплый. Шимус готов был поклясться, что в нем слышится доброта.

Краих денн тоу. Краих чиех Китера Доу.

Существо протягивает руку и берет что-то блестящее из уголка утопленного в тени глаза. Он протягивает это нечто Шимусу, и тот бездумно берет дар. Стук и морозные вибрации идут через него, вибрации, которые как он думал, ему не удастся больше почувствовать.

Линг диехн феи. Ут Гран Китера Доу.

И одного только взмаха крыла хватило Эмиссару Падали, чтобы взмыть вверх и раствориться в ночном небе. С дикими глазами, смеющийся, рыдающий Шимус смотрит ему вослед, пока легкий порыв ветра не возвращает его к реальности. Он пугается своей наготы и спешит обратно к той горе мяса, из которой вылез. Он хватает цилиндр с разлагающейся головы и надевает на свою. Теперь все в порядке.


Emissary-shadow.jpg

Отряд Торакаги и домашняя охрана дружно вздрогнули, когда Мисаки направила на их свой бисенто.

«Рассказывайте, что происходит. Бои были по всему городу, а теперь я слышу звуки битвы внутри здания. Скажите, кто виноват в том, что такие потрясения происходят в моем доме, - сказала она, спокойно оглядывая каждого, кто пытался поднять обломок в ее комнате.

Прежде чем кто-то заговорил, она сама нашла ответ. Что-то рикошетом проскользнуло по коридору, оставляя за собой след из дымных развивающихся теней и гиеноподобного смеха позади него, когда срезающий удар бисенто должен был прикончить его. На мгновение это нечто остановилось на фоне узкого окна в конце коридора, маленькая элегантная фигурка в до боли знакомой одежде.

Мисаки устремилась за выпрыгнувшим из окна существом, которое все еще смеялось и отбрасывало дым и тени. Он обращался во время падения, играючи совершая акробатические трюки, рос и удлинялся, пока не принял вид могучего дракона.


Hodgepodgeemissary.jpg

«Элис?» - спросил Леветикус. Его голос тщательно выдерживал интонации, это был голос того, кто старается изо всех сил не спугнуть животное. – «Элис, я хочу, чтобы ты опустила пистолет. И я хочу, чтобы ты положила его в кобуру, и ясно показала, что твои руки пусты. Поверь мне, я говорю так же серьезно, как и обычно, о чем бы мы с тобой не толковали».

«Это усы, не так ли?» - ответила ему Ржавая Элис. Она все еще направляла свой пистолет в левый глаз смешного чудака, восседавшего на навьюченном горой разных вещей ослике. – «Ты боишься его усов. Держу пари, вам самим не удалось вырастить ни одной волосинки. Поэтому он так вас пугает».

Она старалась придать своему голосу тон скучающей дерзости, но лицо выдавало ее нервное напряжение. Она чувствовала что-то, такие же накатывающие горячие вспышки, которые она ощущает, когда Леветикус из старика превращается в странного всадника. Но когда она все-таки выбежала на улицу, чтобы посмотреть, что происходит, то на пороге их конторы «Увлекательные трофеи и Склады» она лицом к лицу столкнулась с этой штукой.

Элис моргнула. Она определенно подумала «штука», а не «человек». И удивилась, почему.

Потом она заглянула мужчине в глаза. Вооруженная рука сама повисла вдоль тела. В ушах стоял гул.

И когда осел с его гигантской кучей груза и его глубокоглазый всадник отвернулись, чтобы пойти дальше вниз по улице, они сделали это так быстро, что такого невозможно было бы повторить кому-то еще с такой поклажей. Элис посмотрела на Леветикуса, который рассматривал что-то у себя в руке.

«Куда это он собрался? А вообще, черт с ним, откуда он взялся? Как он вообще сюда попал? И он дал тебе что-то или взял?»

«Всего понемногу, Элис, всего понемногу. И как … и куда…» - голос Леветикуса замолк на минутку, затем он резко сжал в кулаке то, что держал, и выражение его лица изменилось. Он улыбался.

«Входи, Элис. У нас много работы».


А в комнате без окон в разрушенной усадьбе горит человек…

…и сгорает.


(С) Если не указано иное, все оригиналы текстов и изображения на этой странице принадлежат компании Wyrd

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики