ФЭНДОМ


-Это факт, - заметил Артур Ван Стокер, склонившись над убитым мужчиной, - ничего интересного, ни одной стоящей зацепки.

Он услышал мягкое шарканье шелковых тапочек. Он моментально забыл, что только что совершил преступление и поднялся во весь свой впечатляющий рост, резко развернулся, а его лицо исказила самодовольная ухмылка, отразившаяся в черных пронзительных глазах. Тяжелый твидовый плащ на секунду раскрылся при повороте, обнажив сдвоенный арбалет, висящий на ремне. Женщина, приближавшаяся к нему, сделала невольный шаг назад.

-Но если подумать, - провозгласил он, - реальность становится более интересной.

Он заметил в руке женщины свою визитную карточку. Бумажка с позолоченными краями рекомендовала его, как крайне выдающегося Вольного Исследователя и Охотника на Нерожденных всех времен и народов. И не только в городе, он работает по всему миру Малифо. Он заверяет, что не сказал ни слова лжи в своей рекламе. Услугами Ван Стокера пользуются многие могущественные и богатые люди, так как его благоразумие и принципиальность снискали ему славу вкупе с храбростью и щепетильностью на охоте.

-Удивлены, - сказал Ван Стокер молодой женщине, переводя взгляд с нее на окровавленное тело. – Но не этим мертвецом. Все верно, ведь вы живете в Малифо, где смерть это не дальний родственник, но самый близкий и нелюбимый сосед. Определенно, - продолжил он, разглядывая ее элегантные пурпурные шелка и иссиня-черные волосы, зачесанные и заколотые наверх, обрамляя ее бледное, но живое лицо, - вы живете очень близко, раз нашли время принарядиться в столь изысканной манере за такое короткое время. Однако шорох тапочек выдал ваше присутствие. Вы иногда работаете на Гильдию, раз нашли возможность приехать сюда, глубоко в тыл штаб-квартиры Гильдии вы проникли без лишнего шума, не встретив препятствий. Судя по национальным признакам, вы можете быть кем-то из информаторов Лукаса МакКейба, так как он время от времени запрашивает у вас отчеты о моей деятельности и моих перемещениях. Вы удивлены были тем, что Лукас МакКейб сообщил вам, давая мою карточку, что я на другом конце города, а вы, между тем, хотели прибыть сюда раньше меня.

Guild-masters-mccabe

Повисло молчание, подтвердившее все слова Ван Стокера. Молодая женщина проявила находчивость, даже не подав виду, что обескуражена, она сохранила в голосе формальный тон.

-Дениз Чен, переводчик, к вашим услугам. Лукас МакКейб ищет ответы, и за цену, которую вы просите, хотел бы получить небольшую страховку.

-Он решил, что я найду вас привлекательной и буду не в силах отказать, - покачал головой Ван Стокер. – Показуха и банальщина, но как я уже упоминал, реальность всегда предельно скучна. Теперь к делу. Расскажи, зачем мы здесь.

-Мертвец, - сказала она. Она обошла его по кругу и осмотрела небольшую кладовую, заметив следы крови на полу. – Кто-то притащил его сюда, связал руки и перерезал горло.

-В самом сердце Гильдии? В этом сосредоточии закона и порядка? – рассмеялся Ван Стокер. – Но заметь, как ты это сказала. Ты преподнесла свою мысль, как рассказ. Кто же хотел этим дать знак. Обычно так поступают преступники, и такого случая страстно желают полицейские. Милая, невинная история, чтобы запутать кого-нибудь. Полицейские любят, чтобы в конце истории они оказывались героями. Преступники любят, чтобы история скрывала их способность делить мир только на красное и зеленое. Истории оказывают на нас невероятное влияние, позволяют увидеть то, чего нет на самом деле, поверить в лживые факты. Действительно мощная история может изменить мир. Так что! Не смотрим на историю, в оперируем чистыми фактами. Вот в чем мой метод. И он ни разу меня не подводил.

-Он не гильдиец, - сказала Чен. – Он высокий и мощный, это точно, однако такой же толстый, как повар, и с деревянной ногой. Руки у него связаны веревкой, а не наручниками. Так что он не может быть заключенным.

-Банально, но не совсем точно. Я бы сказал, что он был моряком, если он, конечно. Не умудрился найти море здесь. Видишь эти ожоги от веревки на его ладонях и кристаллики соли на затылочной стороне шеи. Однако не могла бы ты уточнить, почему же Лукас МакКейб решил воспользоваться моей помощью?

Она помолчала, посмотрела на него, и вновь обратила внимание на тело.

-Его грудь… Что-то там под рубашкой.

Ван Стокер присел на колени с носовым платком в руке, осторожно расстегнул пропитанную кровью рубаху в том месте, на которое указала девушка. На теле был вырезан символ Трех Царств.

-Узнаешь?

Она кивнула, ее лицо оставалось бесстрастным.

-Это Длинный Дракон.

-Точно, легенда Трех Царств. Дракон, который служил людям твоей страны, и который обернулся рекой в знак последнего благодеяния. Еще один вариант сотворения мира. Из-за этого знака Лукас МакКейб и предложил мне твою помощь, но это не то, ради чего ему нужен я. Можешь еще что-то добавить, моя маленькая страховка? Аааа?

Она еще раз оглядела кладовую и покачала головой.

Ван Стокер поднялся и громко хрустнул костяшками.

-Его убили не здесь. На полу для того слишком мало крови. Так же нет следов крови на полу, если бы его тащили. Он был убит где-то еще. Очень близко, и был брошен здесь.

-Но, - неуверенно предположила Чен. – Если это зацепка, то…

-Верно. - Тело если и оставило кровавый след, то шел он не от двери, а вел в сторону кирпичной стены. Ван Стокер стукнул ее кулаком. – По ту сторону пустой коридор и нет следов крови. Наш убийца выкинул это бочонок с ромом здесь через дверь, которой не существует.

Второе убийство случилось две ночи спустя. Ван Стокер прибыл в Музей Естественной Истории Малифо рано утром. Два стражника сторожили у входа, а Дениз Чен ждала его внутри. Лукас МакКейб стоял неподалеку, разговаривая с ехидным, медленно говорящим пыльным очкариком, которого Ван Стокер посчитал куратором.

Лукас МакКейб был позорной страницей в родовой биографии богатого семейства с Земли, который сбежал в Малифо, где уже успел повязать себя несколькими смертями и скандалами. То, что ему удалось занять в Гильдии столь влиятельное положение, для многих стало сюрпризом, но его влияние все росло, ему подчиняются многочисленные банды порочных лентяев и бретеров, хотя и список врагов такой же внушительный.

МакКейб кивнул Ван Стокеру, сверкнув глубоко посаженными темными глазами. Ван Стокер снял свой побитый временем плащ, с которого ручьями стекала вода, и протер кейс с инструментами. Краем уха он услышал, что куратор говорит о защите, деньгах и убийстве, которого не должно было быть в этих стенах. Маленький человек сердился на МакКейба до тех пор, пока человек из Гильдии не извинился за то, что его выкинули на улицу под дождь. Куратор клялся, что не знает, что здесь произошло, и Ван Стокер ему верил.

-Он сказал, что вы хорошо справились, - сказал МакКейб, его тощее рубленое лицо рассекали нети. От этого человека веяло зловещим спокойствием, и осознание силы было постоянным свойством каждого его взгляда.

-Нет, - ответил Ван Стокер. – Они сказали, что я лучший.

-Два убийства. Никаких подозреваемых. То, что вы лучший, пока ничем не подтверждается.

-Вы все еще можете нанять Аргентинца. Я слышал, он сейчас ищет работу. Или Ли Саван Нойр, если он уже вышел из психушки.

МакКейб улыбнулся, и Ван Стокер решил не представлять себе, как бы еще мог улыбаться этот человек.

-Дадж покажет вам тело.

Он свистнул, и большая собака немедленно прибежала к его ногам. Он ушел, глубоко натянув шляпу.

Тело лежало в зале Древностей. Растянувшееся на полу в лучах света, отбрасываемых газовой лампой, под присмотром призрачных доспехов в стиле Трех Царств, поблескивающих во мраке золотом и черной полированной поверхностью, окруженное стеллажами с прозрачными дверцами, где было полным полно опасного оружия. Тело принадлежало мужчине, низкорослому, жилистому, со сморщенной кожей и спутанной бородой пропитанной кровью, которая натекла из перерезанного горла.

-Тот же кровавый след, - объявила Чен, показывая на алую грязь на паркете, которая исчезала перед заштукатуренной стеной.

Ван Стокер присел, чтобы осмотреть тело. Оно еще не остыло до конца. На ремне было высверлено восемь отверстий и стояло клеймо мастера. Голландец с Бонд Стрит – обычный ремесленник средней руки.

-Но стена, мистер Ван Стокер, - сказала Чен. – Она же абсолютно непроницаемая.

Он безразлично махнул рукой:

-Это впечатлило в первый раз. А меня интересует, что новое мы найдем в этом случае.

Он опустил свой чемоданчик, открыл его и вытащил пинцет, скальпель и увеличительные очки, отрыв все это в многообразии всевозможных инструментов. Одежда на трупе была хорошего качества, но довольно изношенная. На ботинках и гетрах была красная пыль. Он весь пропах широкими равнинами и палящим солнцем. Этот человек оказался далеко от дома. В маленьком кожаном мешочке лежала оптика, обрамленная латунью и защищенная от пыли промасленной кожей.

-Этот человек был снайпером. Мастером, - он расстегнул пуговицы на жилете, пытливо разглядывая каждый элемент одежды. В этот раз убийца вырезал другой символ на языке Трех Царств.

-Что скажешь об этом? – спросил Ван Стокер.

-Это Желтый Дракон. Но что все это значит?

-Это означает несдержанность. В ключах. В теории. В ориентации. Я пока еще не решил. Я все еще до конца не уверен в том, какую историю для себя придумал убийца. В какие оккультные практики он верит, оправдывая эти убийства. Пусть он сам вводит себя в заблуждение. Мы будем смотреть на вещи более ясным взором. – Он еще раз посмотрел на ремень с боеприпасами. Что-то было вставлено в одну из пробоин кожаной петли. С ощущением того, что за ними даже в этом темном коридоре может кто-либо подглядывать, он прикрыл рукой нечто похожее на кусок бумаги и сунул находку в карман. – Кто нашел тело?

Куратор указал на сморщенного старичка, опиравшегося на палку. Он выглядел, как скисшее молоко недельной давности, а его тонкая как бумага кожа была так же полна линий, как самая подробная карта трущоб.

-Это Ян Ло, - представил человека куратор. – Он консультирует нас время от времени по вопросам реликвий и редких ценностей. Мы оба были здесь всю ночь, заносили в каталог новые поступления. Мистер Ло отлучился, чтобы сравнить несколько фолиантов, когда нашел этого несчастного.

Ван Стокер спросил его, во сколько он нашел тело, и старик надолго задумался, прежде чем поднял три пальца и сказал что-то на ниппонском.

YanLo

-Многоуважаемый старец говорит, что нашел тело, - начала было переводить Чен, но Ван Стокер прервал ее.

-Да, понятно, в три часа. Куратор так же мог предложить свою помощь в переводе с ниппонского, но он этого не сделал, так что я больше чем уверен, что вы прекрасно говорите по-английски. Не так ли, мистер Ло?

Старик выпрямился и кратко кивнул Ван Стокеру. Свет от газовой лампы вспыхнул, и все вокруг, включая стоящие статуями пустые доспехи, стало казаться больше. Ван Стокер моментально уловил в этом связь с поведением Ян Ло, и он почувствовал, что старик прячет в рукаве еще кучу трюков, от которых холодок идет по спине. Это был всего лишь маленький фокус со светом для переполненного людьми музея древностей и зала, полного артефактов, но на короткое мгновение в тени мелькнуло что-то похожее на женскую голову. Пальцы охотника коснулись клочка бумаги в кармане. Пора тут заканчивать.

-Возможно, к вам будет еще несколько вопросов, мистер Ло, но позже.

Ян Ло снова кивнул.

-Не сомневаюсь, - он обвел рукой зал. – А теперь позвольте мне обратиться к предкам.

-Вы имеете в виду экспонаты.

Ян Ло ухмыльнулся и хохотнул.

-Пусть так.

Ван Стокер и Чен вышли, появились работники морга, чтобы забрать тело и куратор с Даджем засуетились вокруг них.

На улице все еще лил дождь. Два каменных льва, охраняющих вход, сверкали своими мокрыми спинами в свете газового уличного освещения. Ван Стокер решил пока отложить кусочек бумаги.

-Знаешь, - спросил он, зажигая свежую сигару от угольной коробочки, - я кажется устал больше, чем мне думалось. Мне показалось, что я видел женщину, там в зале древностей. Ты не заметила ничего подобного?

Чет открыла свой вощеный зонтик и ступила под ливень. На ногах у нее были высокие деревянные сандалии, чтобы шелка одеяния не полоскались в грязных лужах.

-Нет, мистер Стокер, я ничего подобного не видела.

Впервые с момент их встречи Ван Стокер точно знал, что она солгала.

Его любимое кафе около реки придерживалось рыночных часов, что означало круглосуточную работу. Перед ним стояла чашечка бодрящей Арабики, сдобренная ладаном и перцем из Марокко. Ван Стокер погрузился в изучение клочка бумаги.

Слова были напечатаны на обеих сторонах и неоднозначно указывали, что бумажка оторвана от большого листа. Ни одно из слов не было обрывочным, но было что-то ненормальное в том, чтобы так отделить кусок бумаги и оставить его в таком виде.

Бумага тем более не была бумагой вовсе, а оказалась вафельно-тонким пергаментом: настолько тонко выделанная кожа животных применялась только самыми лучшими переплетчиками. Слова на клочке оказались более чем бесполезными, там оказались несколько предложений из халтурного научно-фантастического романа на французском языке от мадмуазель Верн. Он перевернул клочок и заметил, что только что прочитанные предложения имеют продолжение на другой стороне.

-Удивительно, - пробормотал он, отхлебывая кофе.

Он снова перевернул бумажку, чтобы рассчитаться, и едва не выронил чашку – слова изменились. Теперь он снова читал продолжение того текста, который был на другой стороне. Он начал вертеть свою находку из стороны в сторону, и каждый раз слова менялись. Предложение за предложением, поворот за поворотом, вся книга пронеслась перед его глазами.

Он допил кофе, и следуя мифическому правилу, о котором он когда-то слышал, порвал клочок надвое.

На каждом куске были разные предложения. Сочинение мадмуазель Верн осталось на одном, а содержание второго он не смог распознать.

Он встал и спрятал кусочки.

-Каждый кусочек библиотеки – это библиотека, - промямлил он. Неужели это правда?

Спустя две ночи Ван Стокер уже был одет, когда пришла Дениз Чен.

-Я ждал тебя раньше, - сказал он, положив скрипку на обеденный стол.

-Я пришла так быстро, как смогла, - ответила она. - Я пришла, как только услышала.

-Они только что нашли тело?

-Хочешь сказать, что не знал? – удивилась Чен. – Почему же я должна была явиться раньше?

-Все просто. Мы уже видели двух драконов. Предполагаю, что сегодня мы увидим третьего. Легенды рассказывают о четырех драконах, так что мы увидим третьего и четвертого, раз видели первых двух. Что касается времени, - он указал на пачку бумаг, лежащих на диване в его кабинете. – Судя по отчетам МакМорнинга, одноногий шеф-повар умер около трех часов ночи, а охотник из Африки скончался в два. Их тела до сих пор лежат в морге невостребованными. Я предполагаю, что последняя жертва будет иметь время смерти около часа. Количество дней между первыми убийствами и этим было совершенно одинаковым, и хоть это и чистой воды гадание на кофейной гуще, однако мне кажется, что мы имеем дело с ритуальными убийствами. Ритуалы являются одним из способов контролировать происходящее в этом мире, формой наблюдения, изучения или предсказания,  - он улыбнулся,  - или желания извратить действительность, если у проводящего ритуал есть такие намерения.

-Думаете, будет и четвертое убийство?

-Обязательно. Пройдет две ночи, и оно случится в полночь. Ступень пройдена, задача ясна. Но помните мой метод? Распознать, какую историю убийца рассказывает своими преступлениями. Он главный герой своего кровавого повествования. Только заставив его утратить веру в силу повествования, мы сможем включить его в книгу.

-Включить в книгу? – повторила она. – Почему вы так сказали?

-Что? – он открыл саквояж и бросил в него несколько приспособлений и исследовательской атрибутики. К поясу он прикрепил небольшой арбалет, проверив, заряжен ли он. – Дежурный сержант ведет книгу учета всех преступников, поступивших к нему за смену. Ваша неосведомленность в этих делах вызывает тревогу. Пойдемте же. Куда на этот раз?

-Мы должны сесть на поезд.

Третье убийство случилось на складе на окраине города, и Ван Стокер, воспользовавшись предоставленными Гильдией бумагами, реквизировал локомотив, чтобы добраться туда. Он и Чен прибыли, чтобы увидеть, что тело перенесено в другое место, а место преступления затоптано толпами железнодорожных рабочих, паровыми машинами и констрактами-грузчиками. Тем не менее, следы засохшей крови все еще были видны на бетоне, как и пятна, ведущие к безликим бетонным стенам силосохранилища.

Несколько стражей присматривали за местом, но дознавания они не проводили, к тому же ни одного офицера еще не было на месте, поэтому они делали все спустя рукава и флиртовали с некоторыми работницами.

Ван Стокер постарался сделать так, чтобы его присутствие осталось незамеченным. Он поручил Чен отыскать место, куда перенесли тело, затем скрылся в темном проулке. Чен скоро вернулась, перекинувшись парой слов со своими соотечественниками. Тело положили на поддон в соседнем складе. Ван Стокер нашел его без присмотра, дверь туда была закрыта на простейший замок, открыть который при помощи умения и пары стальных булавок не составило труда.

Склад был до отказа заполнен трубами, балками и милями железнодорожных рельс, на маленьком пятачке расположился поддон, укрытый грязным брезентом. Под ним лежало тело гротескно-старого человека, топорное лицо которого было извращено гримасой злобы и скаредности.

-Редко доводится наблюдать столь идеальную иллюстрацию человека, чей внешний вид полностью отражает подлость и злобный нрав, - прокомментировал Ван Стокер. – Подозреваю, что мир станет лучше без этого индивида, однако посмотрим. Горло перерезано. Руки связаны. На груди Третий Дракон. Жемчужный, если я не ошибаюсь.

-Чего они добиваются? – спросила Чен. – Что произойдет, когда будет написан четвертый Дракон?

-У меня есть предположения, - начал было Ван Стокер. – Однако не сейчас. У нас гости.

С дальнего конца склада послышалось множество шагов, некоторые из них тяжело грохотали металлом по бетонному полу. Впереди была женщина, невысокая, спортивного телосложения. Ее голые руки были покрыты татуировками, он носила перчатки со стальными когтями. Она излучала спокойствие лидера, однако глаза ее вспыхивали яростным огнем разожженной топки. Она остановилась, заметив Ван Стокера.

-Вы, - выплюнула она слово, даже не скрывая своего презрения. Гневный взгляд переметнулся на Чен. – МакКейб сказал, что вы придете. Но вы прокрались через мой двор. Как воры. Последнего вора, что залез к нам, мы отпустили с пустыми руками.

Мужчины и женщины у нее за спиной зло рассмеялись, и Ван Стокер понял, что вор ушел, скорее всего, оставив здесь свои руки, если он действительно ушел. Все железнодорожники могли похвастать прекрасно развитой мускулатурой, конечности многих были заменены грубо смастеренными металлическими протезами, взамен тех, что они утратили во время несчастных случаев. Пар, исходивший от множества гидравлических приспособлений и небольших котлов, заполонил собой все свободное пространство.

-Это Мэй Фенг, - прошептала Чен Ван Стокеру. – Нам повезло. Кажется она в хорошем расположении духа.

Arcanist-masters-mei-feng

Ван Стокер удивленно на нее посмотрел, но кажется, Чен говорила совершенно серьезно. Он повернулся снова, чтобы встретить приближающуюся Мэй, мускулатура на плечах которой перекатывалась, словно она как боксер на ринге вытанцовывала вокруг жертвы. Она остановилась в нескольких шагах от него.

-Если я ударю вас, - спросила она, указывая тонким кончиком своего острого как бритва напалечника, - прямо здесь, вы истечете кровью?

Дениз Чен сделала шаг вперед, но Ван Стокер взял ее за плечо и остановил. Она вся дрожала. От хорошего настроения не осталось и следа. Здесь что-то происходило, чего он не мог понять до конца.

-Вопрос не в том, мисс Мэй, буду ли я кровоточить или нет. Вопрос в том, насколько вы быстры, чтобы добраться до меня?

Краешек арбалета Ван Стокера едва торчал из-под полы его твидового плаща. Он начал поднимать его медленно, наблюдая за реакцией Мэй Фенг. Он был опытным бойцом, чтобы заметить те изменения на лице, которые подсказали бы ему, что может произойти дальше. Однако ничего подобного не происходило.

Движение было таким быстрым, что он не успел среагировать. Мэй Фенг подняла ногу и опустила ее обратно, раздробив арбалет прямо у него в руке. Со вздохом он выронил обломки, и затряс кулаком, чувствуя, как боль поднимается по его руке. Он принес только один арбалет, и теперь в его арсенале остался лишь нож в ножнах на предплечье. Он вытянул его и сделал шаг назад.

Мэй Фенг усмехнулась, развернулась и ушла.

-Пустая трата времени. Мы попробуем мой способ, - и она вывела железнодорожников за собой без лишних объяснений.

Чен с ужасом пробормотала:

-Мы должны идти.

Ван Стокер подобрал свой кейс с инструментами:

-Я согласен.

Они поспешили выйти со склада тем же путем, каким вошли. Шум и суматоха погрузочной площадки железнодорожной станции поглотила их, окружив пылью и беспорядком. Всю дорогу назад Ван Стокер провел в молчании, думая о том, из какой передряги он только что выбрался.

Ван Стокер поставил перед Дениз Чен бокал вина, а затем протянул ей один из листов бумаги. На нем все еще был кусочек истории от мадмуазель Верн.

Они были в его апартаментах. Чен не было весь день, она вернулась, когда уже наступила ночь, и ее душевное равновесие восстановилось. Рука Ван Стокера еще болела, но была невредимой, он убедился в этом после нескольких упражнений со скрипкой. Вежливая, как всегда, Чен ни слов не сказала про его любительское скрипение.

-Что вы об этом думаете?

Чен глотнула вина, а Ван Стокер продолжил играть, огонь в камине добавлял комнате уюта, создавая сближающую атмосферу, отгораживая стеной от темноты и льющего снаружи дождя. Она перевернула бумажку и нахмурилась, Ван Стокер едва сдержался от смеха, наблюдая за ее реакцией, когда она снова повернула бумажку и ахнула. После нескольких таких операций она отложила клочок в сторону.

-Ну?

-Ну, - сказала она с неподдельной улыбкой. – Это «Сон в Красном Тереме» - книга, которая научила меня читать.

-На английском или на Ниппонском? – он поднял обрывок и засунул обратно в карман.

Она одарила его озадаченным взглядом:

-Объясните, какая здесь разница?

Ван Стокер продолжил играть. Это означало, что обрывок показывал разные сказки разным людям, сказки, которые каким-то образом были связаны с тем, откуда пришли эти люди. Мог ли обрывок быть из Библиотеки? Был только один доступный ему способ, чтобы это узнать.

В этот момент изменившийся звук дождя привлек его внимание. Его голос стал жестче, и он заговорил быстрее.

-Мисс Чен. Мое следующее соло будет с агрессивным арпеджио. Его лучше слушать с того стула за шкафом. - Он сделал смычком резкий колющий удар. – Сейчас. Быстрее, пожалуйста. Пока муза снизошла на меня.

Недоумевая, Чен пересела. Как только она села, стекла оконного кабинета брызнули внутрь вместе с потоками дождя. Как только это случилось, похожие звуки донеслись из столовой и из спальни. Одетая в черное фигура прорвалась через порванные занавески, скатилась на пол, вскочила на ноги, в ее руках отблеском камина сверкнул меч. Случилась вспышка и повалил густой дым.

Ван Стокер поддел ногой стул, на котором только что сидела Чен, и кинул его в пришельца, который метнулся через письменный стол, и держась дальней стороны помчался к противнику, держа меч наготове.

Ван Стокер выкрутил гвоздик из головки скрипки. Громко стукнув, слепящее лезвие выскочило с другой стороны скрипки. Он сделал фехтовальный выпад своим новым оружием, и лезвие вышло еще больше, ничего не подозревающий нападающий почувствовал, что лезвие уперлось ему прямо в горло.

Едва Ван Стокер высвободил лезвие своей скрипки, как со стороны двери в столовую появилась еще одна фигура в черном. Ван Стокер упал за диван, а над ним просвистела куча крошечных дротиков с алыми наконечниками. Скрипка все еще издавала тикающие звуки приведенным в действие механизмом, и рукоятка теперь свернулась набок. Он пошарил рукой на столе, схватил смычок и вставил его в струны скрипки, словно стрелу. Рукоятка захватила струны, вытащив их вместе с удлинившейся ручкой. Ван Стокер поднялся, повернулся боком, чтобы избежать еще одного пучка отравленных дротиков, а сам выстрелил из скрипки. Прозвучал едва слышный щелчок, когда смычок полетел по воздуху.

Чен с ужасом ахнула, когда противник схватил летящий в его сторону смычок в нескольких сантиметрах от лица.

-Ложись, - закричал Ван Стокер. И только он и Чен скрылись, как кончик смычка взорвался.

Когда Ван Стокер встал на ноги, обезглавленный убийца был едва различим в клубах едкого дыма. Он поставил Чен на ноги.

-Был еще один, - прокашляла она. – В вашей спальне.

-Не думаю, что о нем стоит беспокоиться. У меня много врагов, я знаю все о ловушках и никогда не сплю в своей постели. – Он открыл зверь в спальню. Ноги третьего нарушителя были рассечены гигантским капканом, стоявшим сразу у окна, а его тело было истыкано шипами, вышедшими из пола. Ван Стокер вздохнул. – Хозяйка будет в шоке, когда придет убираться.

-Это безумие, - воскликнула Чен, панически озираясь по сторонам.

-Я думаю нам теперь ясно, как мисс Мэй решает свои проблемы, - сказал Ван Стокер и взял ее под руку. – Пойдем со мной, нам надо исчезнуть.

Рассказывать ей подробнее об Улочке было некогда.

Ван Стокер был там однажды и едва выбрался живым. На этот раз, когда он вместе с Чен, все должно пройти гладко, но никогда нельзя быть уверенным в том, в каком настроении вас встретит Улочка. Она опасна сама по себе, к тому же ее нелегко отыскать

-Мы ходим кругами? – спросила Ван Стокера Чен, пока они все углублялись в мелкие проулки Трущоб. Забрезжил рассвет, черные крыши были четко очерчены на фоне неба.

-И да и нет. Мы ищем место. Которое большую часть времени находится в этом районе города, изредка оно останавливается. Если провести на Улочке достаточно времени, то в следующий раз ее можно найти практически безошибочно. Обычно концы Улочки соединяются где-то в городе. Но это не проблема.

Они побродили еще несколько минут, и Ван Стокер успел удивиться терпению Чен. Но она все же сдалась.

-Так в чем же проблема?

-Виддершайн Лейн живая. Знаете, где вы находитесь?

-Нет.. Что… - она оглянулась. - Нет. Где мы? Живая?

-Хорошо, я тоже заблудился. Это было непросто, могу добавить. Если я начну рассматривать цвет грязи, тип кирпичей, узоры мха на стенах, я смогу определить, где мы находимся, но таким образом я никогда не найду Улочку. На нее можно только наткнуться, если … - Ван Стокер прижал палец к губам, а затем указал пальцем на булыжную мостовую, заметив, что ее не было там секунду назад. Он схватил Чен за руку и потащил к ней, стараясь не сводить в дороги глаз. – У нее много глашатаев. Если это Высушенный Человек, то он не скажет нам ничего, однако и убивать нас он не станет. Ну, наверное, нет. Если это Безоаровый Пес, и какая-то из его пастей начнет тяжело дышать, бежим. Если это Механическая Дева, то…

Извилистая мощеная аллея показалась перед ними. Примерно на полпути туда над нарисованным окном безымянного магазина висел желтый фонарь. Ван Стокер шагнул на мостовую, затаскивая за собой Чен. Его сердце бешено колотилось, он вспотел.

-Проклятье, это Механическая Дева, - он лихорадочно обдумывал ситуацию. – У вас есть с собой бумаги? Нам нужен всего лишь один выстрел, но ее надо отвлечь, пока я буду с ней разговаривать. Я знаю, это кажется вам бессмыслицей, но ее механизм нужно замедлить, чтобы она не понимала, о чем я буду спрашивать. По крайней мере, не сразу.

Чен вытащила из сумочки свой дневник, и Ван Стокер кивнул, в горле пересохло. Все же нехорошо скрывать от Чен, в какой опасности они оба оказались.

-Вырвите лист и сделайте журавлика, - прошептал он. – Полагаю, вы умеете складывать оригами?

Чен кивнула, когда они подошли к магазинному окну. Она вырвала пустую страницу и начала складывать ее.

-Когда закончите, положите его на землю и немедленно начинайте собирать нового. Не останавливайтесь. Что бы ни происходило.

Из витрины магазина на улицу смотрел деревянный манекен. Женское тело было вырезано из гладко отполированной древесины, виднелась только верхняя часть. Нижняя часть, если она вообще существовала, была спрятана в богато разукрашенный лакированный ящик. Конечности манекена дернулись. Лицо девы было составлено из фарфоровых кусочков, управляемых заводным механизмом, который просматривался сквозь щели.

Ван Стокер встал прямо напротив, и Механическая Дева повернула к нему лицо. Уголком глаза он заметил, что Чен закончила первого журавлика и положила его на мостовую. Глаза Девы моргнули и сосредоточились на нем.

Ван Стокер вынул фрагмент пергамента.

-Мне нужно знать – эта вещь из Библиотеки Всех Вещей?

Фарфоровые губы задвигались, а глаза все так же смотрели на журавлика.

-Это из Библиотеки Всех Вещей. – Голос был милый и чарующий, как далекое жужжание пчел в летнем саду.

Он услышал резкий вздох Чен, которая заметила, что все, затейливо свернутые ей журавлики развернулись сами по себе.

-Не останавливайтесь, - прошептал он. – Я вас умоляю.

-Так это правда, что она существует, - сказал Ван Стокер Деве. Чен поставила следующего журавлика. Первый уже почти развернулся, а второй начал разворачиваться прямо у нее в руке, когда она опускала его. Она ойкнула, будто ее ударило током, и вырвала очередной листок из дневника.

-Мне нужно добраться до Библиотеки, - Он остановился. Каждая часть Библиотеки и была Библиотекой. Вот что имела ввиду Дева. Если подождать некоторое время, то каждая из книг Библиотеки появится на этом обрывке. Нужно очень осторожно задавать вопросы, иначе Дева повесит его на собственном галстуке. – Нет. Я должен войти в Библиотеку. Как мне это сделать?

Чен закончила третьего журавлика, он начал распрямляться еще до того, как она начала его класть, а двое других уже превратились в ровные листки бумаги.

-Попробуй другую фигуру, она учится слишком быстро.

-Есть только один способ войти или выйти из Библиотеки Всех Вещей, - сказала Дева.

Чен ускорилась, и лишь мычала, пока ее руки вертели бумагу. Она положила на мостовую лягушку, как раз в тот момент, когда третий журавлик стал таким же плоским листом бумаги, каким был в начале. Лягушачья голова раскололась и начала разворачиваться.

-Где он?

-Он никогда не бывает дважды в одном и том же месте.

Чен вскрикнула, выронив на землю недоделанную фигурку, которая уже в полете начала разворачиваться. Дрожащими пальцами она начала собирать что-то еще.

-Я не могу это сделать, - всхлипнула она. – Я не могу вспомнить, как делать что-то еще, словно она забирает это из моей головы.

-Где дверь будет сегодня? – крикнул Ван Стокер. – Где дверь будет сегодня вечером?

-Она откроется в казино «Медовый Горшочек».

Ван Стокер схватил Чен: «Бежим!»

Они помчались по гладкой мощеной улице. Позади них кружилось в воздухе последнее творение Чен – цветок, он разворачивался и парил над землей ровным листом бумаги, который и упал на землю. Девушка посмотрела на них своими фарфоровыми глазами, открыла было свой фарфоровый рот, но они уже покинули Виддершайнс Лэйн.

Внутри казино «Медовый Горшочек» было тепло и гостеприимно. Фортепиано играло легкие и веселые мелодии, радостные возгласы доносились со столов, где играли в кости, посетители присвистывали вслед обслуживающих их девушек. Густой синий дым плотно висел в воздухе, образовывая ореолы вокруг свечей и газовых ламп. Что касается Ван Стокера, он чуял, что с этим казино что-то не то. Каждое казино прячет отчаяние под валом невинных развлечений, однако в «Медовом Горшочке» было что-то действительно настойчиво манившее к поиску удовольствий. Что-то необузданное и косматое повисло в воздухе и манило многих клиентов, обещая им огромный выигрыш или тяжкую пучину разорения. Здесь велась охота за душами, как показалось Ван Стокеру, хотя внешне все выглядело обычным образом.

Шла вторая ночь после третьего убийства. Чен намеревалась сообщить МакКейбу, что на них было совершено покушение в квартире Ван Стокера, и они узнали возможное местонахождение Библиотеки, но он не дал ей этого сделать. Вместо этого они провели деть в бегах, переодевшись для маскировки. Ван Стокер нарядился в темно-серое платье странствующего проповедника, а Чен сменила свои шелка на строгий костюм из черного льна и чадру. Они растворились в спешащей толпе, а Ван Стокер выяснил адрес места и искал вход в помещение.

Neverborn-masters-jakob-lynch

-Сударь и сударыня, добро пожаловать в казино «Медовый Горшочек»! – поприветствовал их, подняв шляпу, высокий, тощий человек в сером фраке в белой накрахмаленной рубашке с черным шелковым шарфом и с улыбкой ярмарочного клоуна. – Имя владельца этого скромного заведения Джейкоб Линч, и нам всегда приятно, вам, надеюсь тоже, видеть у нас новые лица, особенно, - он взял руку Чен и поцеловал ее, - тех, кто настолько облагодетельствован чистотой. Я сражен на повал вашей легкостью, сэр, внимательно следите за ней, или я уведу ее с собой и оставлю для собственного удовольствия. – Он рассмеялся, и его даже не смутило, что ни Чен ни Ван Стокер не смеются вместе с ним. Между тем за ним маячила ходячая гора мышц, засунув руки в карманы плотно облегающего жилета, тип хоть и казался праздным, но явно следил за порядком. – Думаю, мне стоит удалиться, тем более, что такие прекрасные люди, как вы сэр и мадам, выбрали мое заведение, чтобы немного развлечься и рас-сла-бить-ся, оставляю вас наедине с этим прекрасным вечером. И если вам что-нибудь понадобится, только свистните, и Джейкоб Линч тут же примчится к вам, очень быстро! – Джейкоб Линч снова поправил свою шляпу, включил улыбку-светлячка и протиснулся в толпу.

-Что за идиот, - пробормотала Чен себе под нос и покачала головой так, что ее чадра заманчиво затанцевала. – Какой план?

Ван Стокер провел ее к дальней стене казино.

-Четвертый Дракон, Черный Дракон будет призван сегодня. Четыре дракона, четыре убийства. Два дня между ними, и новое произойдет в полночь, на час раньше, чем предыдущее. – Он посмотрел на карманные часы. – Ждем двадцать минут.

-А какую роль в этом деле играет Библиотека?

-Огромную, - он огляделся, нырнул под малиновую веревку и открыл неприметную дверку. – Быстрее!

Они проскочили через дверь, прошли вниз по пыльной лестнице и оказались в длинном сводчатом кирпичном погребе. Он погасил несколько газовых ламп, и вместе с Чен спрятался в тени от нескольких винных бочек, с этого места хорошо просматривался погреб. Ван Стокер обратился к Чен:

-Все три убийства имели отношение к Библиотеке. Именно так убийца или убийцы раскладывали тела в разных местах Малифо. К тому времени, когда тела обнаруживались, дверь в Библиотеку Всех Вещей успевала закрыться и переместиться в другую точку, так как она никогда не бывает в одном и том же месте дважды.

-Поэтому, если здесь произойдет убийство, то у нас будет лишь мгновение, чтобы успеть в открытую дверь и попытаться его предотвратить.

Ван Стокер медленно покачал головой:

-Вы забыли мой метод. Эти убийства настолько театрально обставлены, все эти отсчеты до полуночи и их предсказуемый характер – они лишь приглашение к тому, чтобы принять участие в истории, которую пишет убийца. Мы попытаемся спасти четвертую жертву, у нас даже может получиться, однако при этом мы все равно сыграем на руку убийце. Возможно, даже в буквальном смысле.

Чен была в шоке, как он и ожидал.

-Ты даже не будешь пытаться спасти его?

-Обычные преступники имеют одну фатальную слабость, а вы, моя дорогая, имеете один блестящий атрибут. Обычные преступники строят свои планы в ответ на честность, мораль и добродетель, попавшие в его поле зрения. Мне нужно было просто посмотреть на вас, чтобы понять, куда он метит, и начать действовать в совершенно другом направлении, чтобы остановить его. Суть вопроса кроется в Библиотеке. Вот туда-то мне и нужно попасть. – Он приложил палец к губам. – К тому же я абсолютно уверен, что когда дверь откроется, четвертая жертва уже будет мертва. Вот и начало.

Кирпичи на дальней стене задвигались. Включилось тревожное головокружение, кирпичи падали прямо в том месте, на которое смотрел Ван Стокер, как если бы он стоял на них, а они висели бы над бездонным колодцем. Когда таким образом в темноту просыпалась часть кладки высотой с человеческий рост, в воздухе возникла ручка из затертой и тусклой латуни. Почерневшие от времени доски проступили вокруг нее, словно вырастая как кристалл из водного раствора. Через несколько мгновений увесистая прочная дверь стояла там, где только что была кирпичная кладка.

Дверь открылась. За ней была тускло освещенная комната. Появились две фигуры в темных одеждах и белых масках, разрисованных в стиле Трех Царств. Они тащили под руки тело мужчины со связанными руками, а за ним по полу растекался кровавый след.

Они бросили его на утоптанный земляной пол подвала. Ван Стокер заметил, что четвертый драконий символ уже вырезан на его груди. Горло жертвы было перерезано, так что не осталось никакой надежды на то, что он может быть жив.

Две фигуры в масках прошли обратно через дверь, но она за ними не закрылась.

-Сейчас, - прошептал Ван Стокер. Рванув через подвал, он успел бросить быстрый взгляд на тело четвертой жертвы. Мужчина был одет в рабочий халат парикмахера, профессиональный инвентарь висел на кожаном ремешке. Его волосы блестели из-за толстого слоя помады, но даже после смерти в его глазах сквозил демонический огонек. Еще один обреченный, по которому мир не будет тосковать.

-Кто-то идет, - зашипела Чен, дергая Ван Стокера за плащ. Шаги раздались со стороны лестницы, и Ван Стокер поспешил за ней через дверь.

Как только они ступили через порог, то действительно увидели Библиотеку. Воздух был прохладнее и суше, чем в подвале, сладковатый и пыльный запах книг висел в воздухе, словно соблазнительный парфюм. Место было старым, куда старее, чем эпоха людей в Малифо. В этом месте была сила, неуловимая, но бесспорная сила.

Они оказались в круглой комнате с куполообразным потолком, окон не было. Заполненные книжные полки шли по стенам, а вокруг с неравными интервалами были двери и лестницы.  Прикрытые масляные лампы излучали золотистый свет. На столе лежали открытыми две книги. При виде книг сердце Ван Стокера замерло, он не знал почему, но времени изучать их, у него не было. Шаги все еще приближались.

Он и Чен вжались в стены неосвещенной ниши, откуда видна была дверь в подвал.

Появилась первая фигура в таком же одеянии и маске. Она прошла через дверь, и та закрылась за ней. Это был единственный выход из Библиотеки и Ван Стокер знал, что даже если он и откроет его, то в подвал снова не попадет.

Четыре других человека в масках появились из других проходов, а он к своему ужасу понял, что Чен целится ему в голову из пистолета.

-Сюда, - позвала она, слегка надавив пистолетом ему на голову, чтобы свободной рукой отобрать у него арбалет. – Давайте с этим покончим.

Ловить было нечего. Он в ловушке. Он расправил плечи и вышел. Чен спокойно оставила его стоять посреди зала, а сама подошла к столу. Фигуры в масках ничего не делали.

-Если бы вы хотели убить меня, - сказал Ван Стокер. – У вас была масса возможностей, мисс Чен.

-Некоторые из нас думали о таком решении, - раздался холодный жесткий голос фигуры слева от Ван Стокера, в котором легко было узнать Лукаса МакКейба. – И чуть не испортили все дело.

Более высокая низкая фигура фыркнула, но ничего не сказала. Даже этого звука было достаточно, чтобы предположить, что это Мэй Фенг.

Ван Стокер повернулся к фигуре, которая появилась из дверей.

-Джейкоб Линч, я полагаю.

Человек картинно согнулся в поклоне.

Самая низкая фигура опиралась на посох.

-Мистер Ло. Похоже, мне придется подождать со своими вопросами. Кто же остался…

Пятая фигура сняла маску. Это оказалась ниппонская женщина, темноволосая с нефритово-зелеными глазами, в которых не был ни капли милосердия.

Ten-thunders-masters-misaki

-Мисаки Катанака, госпожа Торгового Дома Десять Громов, - сказал Ван Стокер, и другие по ее примеру тоже сняли маски. – Вот это собрание. Чего бы не пожалела Гильдия, если бы узнала, что у вас есть общие интересы.

-Вспомните свои методы, - сказала Чен. – Мы, то есть Десять Громов, полагались на них. Все закончится здесь, поэтому вы должны были вернуться сюда по своей воле. И нет Дениз Чен. Мое имя Чиаки.

-Вернутся? В вашей маленькой игре все меньше и меньше смысла. Я никогда не был здесь.

-Вы знаете, где вы находитесь? – спросила Мисаки.

-В Библиотеке Всех Вещей, - ответил он. – Она упоминается в старейших текстах, найденных в Малифо. Место силы и неизвестного происхождения. Она содержит все мифы и легенды этого мира, Нефилимов, Нерожденных и всех тех, кто был до них.

-Она так же содержит мифы и легенды человеческого рода, - сказала Мисаки. – Когда люди пришли в этот мир, они принесли их с собой. Не только в книгах, но и внутри себя. И Библиотека вобрала их все. Так что у человечества теперь есть собственное крыло в Библиотеке Всех Вещей. И эти истории имеют силу во всех уголках Малифо, но здесь, в библиотеке, они сильнее всего.

-Истории могут властвовать над нами, - сказала Чиаки, и Ван Стокер вспомнил, что сам сказал ей об этом шесть дней назад. – Истории могут позволить нам увидеть вещи, которых не существует, поверить в то, что не есть истина. Действительно сильная история может изменить мир. Мифы и легенды, хранящиеся в этих стенах, помогают миру вне этих стен существовать. Вот истинное предназначение Библиотеки. Но в этой библиотеке все еще нет мифов и легенд из Трех Царств.

-Но мы будем ждать, - сказала Мисаки. – Пройдет время, и это произойдет. Библиотека вберет в себя все, что нам нужно.

-Но, - проворчал МакКейб, - не все из нас настолько терпеливы.

-Поэтому, - сказал Ван Стокер, - вы сделали то, что ни люди, ни Нерожденные не делали до этого, и проникли сюда. Я должен признаться, что я впечатлен. Но какова моя роль в этом?

Однако он начал сам понимать, к чему все идет.

-Мы хотим внести в библиотеку слишком радикальные изменения, - сказал Линч.

-Если мы хотим, чтобы у нас появилось свое собственное крыло здесь, кое-что нужно будет выкинуть, - сказала Мисаки. Некоторые истории вашего народа придется… утилизировать. Безусловно, вы сможете теперь сложить дважды два?

Ван Стокер понял, и выводы, к которым он пришел, ему крайне не понравились.

-Четыре жертвы, - продолжила Мисаки. – Пират с деревянной ногой. Охотник на крупных животных из Африки. Мастер-карманник и похититель детей из Старого Лондона. Кровожадный парикмахер. Припоминаете их? Вы не найдете здесь больше их историй. Вместо них, - она указала на полки, полные бамбуковых свитков, - легенды о Четырех Драконах. А сколько еще нас ждет впереди.

-Но что-то пошло не так? – сказал Ван Стокер. – Что-то пропало из библиотеки, и вы не могли понять что.

Мисаки кивнула, взяв со стола две книги.

-И мы не смогли бы выполнить задачу, если бы что-то или кто-то не вернулся.

-Что это за книги?

-Ты помнишь, как прошел через разлом Артур Ван Стокер? – с жестоким смешком спросил МакКейб.

-Я проспал этот момент. Что это за книги?

-Ты помнишь, что ты делал в Малифо до того, как я предложил тебе эту работу? – напирал МакКейб.

-Был Наемным Дознавателем и Охотником за Нерожденными. Что это за книги?

-Я думаю, вы знаете, о чем они, - Мисаки положила одну обратно на стол. – Детектив-консультант с одной стороны и Охотник на вампиров с другой стороны. Две истории, которые так испугались, что вместе создали одного персонажа, чтобы выжить – Мистера Ван Стокера.

-Ты должен был вернуться по своей воле, - сказала Чиаки. – Ты никогда бы не пришел сюда, если бы не был уверен в том, что это твоя собственная идея. Мне очень жаль тебя, Артур Ван Стокер, но твое время подходит к концу. Ты хорошо сражался, мужественно, но пришло время для Десяти Громов.

Сверкнув глазами, МакКейб вынул ужасающий охотничий нож и провел пальцем по горлу. Мисаки остановила его движением руки.

-Не в этот раз. Он заслужил лучшей участи, - она кивнула Чиаки.

Чиаки повернулась спиной к Ван Стокеру и хлопнула по одной из закрытых книг. Книга подпрыгнула от удара, а за ее спиной раздался почти человеческий крик. С содроганием она хлопнула по второй закрытой книге. Крик замер, и когда исчезло его эхо, она повернулась – не было больше никакого Артура Ван Стокера.

-Поставь их обратно на полку, - сказала Мисаки. – Они заслужили свое место.


(С) Если не указано иное, все оригиналы текстов и изображения на этой странице принадлежат компании Wyrd
Unless otherwise stated, all names and images on this site are property of Wyrd Miniatures, LLC.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики