ФЭНДОМ


Соня и Самаэль ехали бок о бок. Позади них на расстоянии скакало четыре Гильдийских Стража. Один из них мотивировал это тем, что двум старшим офицерам необходима конфиденциальность. Однако Самаэль знал, что люди скорее всего беспокоятся и боятся такого соседства. Соня производила подобное впечатление на людей. Лошади двигались размеренной неторопливой рысью, и их легкие удары копытами по мягкой земле прекрасно подходили для разговора. Однако диалогом это было сложно назвать. У Сони на луке седла лежала раскрытая книга в рваном кожаном переплете. Заглавие на обложке гласило «Философия неопределенности». И она спокойно читала про себя, в то время как лошади проходили милю за милей.

«Вы единственный человек, которого я знаю, кто способен читать, находясь в седле», - сказал Самаэль, привлекая внимание Сони.

Соня ухмыльнулась и закрыла книгу.

«И сколько же грамотных людей ты знаешь?» - подколола она.

Самаэль рассмеялся в ответ на ее сарказм. Эти двое не часто могли позволить себе так расслабиться. Мрачная работа Охотниками на ведьм изматывает и делает людей отстраненными. Никакая другая служба Гильдии не работает в таком тесном контакте с людьми Малифо, и мало кому доводится вступать в трения с политическими силами. Народ Малифо при этом не считает этих двоих героями. Это такая неблагодарная работа. Это скорее их считают злодеями, а не тех преступников, с которыми они борются. Растущее влияние Союза только усугубляет их положение. Пропаганда Союза активно противодействует им, называя их полицией разума и карающей рукой тоталитарного диктатора.

«Вы уже месяцы потратили на эту книгу. По-моему вы прочитали ее уже дюжину раз. Что в ней такого занимательного?»

Соня посмотрела на обложку дневника, прежде чем спрятать его в карман. Это была читая правда, она едва ли выпускала его из рук с тех пор, как конфисковала у той ведьмы, Распутиной. Однако подобное влечение было сложно объяснить.

«Вещи, которые пережил этот человек, особенно касающиеся событий в Китере, его объяснения, ни настолько совпадают с тем, что я сама испытала тогда в этом месте. Жизнь Филлипа Томберса резко изменилась после того, как он стал свидетелем открытия Рукотворного Разлома. Я тоже почувствовала важность этого момента. Это словно озарение».

«Да, конечно», - сказал Самаэль. - «А я? Теперь, когда напряжение возрастает, мне просто хочется пойти на охоту. Пропустить пару стаканчиков виски или джина с друзьями. А вы? Когда напряжение растет, вы зарываетесь в книги».

«Ну, не во все книги подряд. И не только в момент напряжения. Если бы нас не было там в тот критический момент, мир бы сильно изменился. Если то, что скрывалось за Китерой действительно было тем, что предполагал Филлип Томберс, то сама Смерть обрушилась бы на нас и на весь мир. Вот чем грозило это богоявление. Если бы оно накинулось на нас, то сотворило бы то, что некоторые не могут или не хотят сделать. Мы проклинаемы теми, кого спасаем, и это закаляет нас перед лицом растущего влияния Старого Малифо, которое мы хотим подавить. Мы выживаем и сохраняем рассудок там, где другие потерпели бы неудачу, и это доказывает, что мы хорошо исполняем свой долг».

Раньше он уже слышал такие само-восхваляющие речи от Сони. Это было ее самооправданием, которое позволяло ей охотиться на жалких начинающих магов из трущоб Малифо, прежде чем ими заинтересуются Арканисты. Это были все те же оправдания, которые позволили ей вмешаться в события в Китере. Что же касаемо его самого, то он видел эти события в другом свете. Он и Соня не мешали работе устройства, они наоборот запустили его. Если бы не вмешательство Рамоса и его супер-оружия, они бы впустили в этот мир чуму неизвестных масштабов. Эта чума уже уничтожала народы, и только самым избранным удалось сохранить здравомыслие».

Однако он не осуждал ее за подобные самооправдания. Он восхищался ею за это. Он знал, что она не поддается заблуждениям относительно того, какие ошибки были совершены тогда, и к чему могли привести случившиеся события. Подобный ясный взгляд на вещи и позволяет ей придерживаться выбранного курса, чтобы выполнять свой долг с преобладанием влияния чистого разума и четких указаний. Генерал-губернатор верно поступил, избрав ее руководителем департамента Охотников на ведьм. Самаэль так же знал, почему именно он оказался по правую руку от нее. Самаэлю предстояло быть ее совестью там, где она теряла свою.

«Полагаю, Томберс оценил бы ваше беспокойство за его судьбу, Соня, это точно. Как и то, что мы самое лучшее, что могло случиться с Малифо — ведь большинство людей не понимает того, насколько все здесь плохо».

«У меня есть подозрения, что на этот раз нам лучше все перепроверить, прежде чем действовать, потому что всегда остается много вариантов, при которых что-то пойдет не так. Мне нужны союзники, которым я могла бы доверять, Самаэль. Ты уверен, что хочешь быть частью этого?»

«Действительно нужно было задавать этот вопрос?» - сказал он. - «Даже если я не вверю в то, что мы делаем, скакать сейчас с вами гораздо интереснее, чем охотиться на трехглавого саблезуба».

«Как я и предполагала. Потому что наш круг доверенных лиц понемногу уменьшается. Скоро нам понадобится больше Охотников. Они нам абсолютно преданы. Мне же нужен сенешаль. Им будешь ты, и отчитываться ты будешь только мне. Ты едешь туда, куда еду я, и никто другой не командует тобой».

Он кивнул.

«Будьте во мне уверены. Но «Ведьмачий сенешаль» звучит как-то не очень», - язвительно заметил он.

«Предлагаешь лучшее название должности?» - с улыбкой ответила она.

«Самаэль Хопкинс — Народный Герой».

Она искренне рассмеялась, чем очень его удивила.

«Мы запомним это до твоего вступления в должность», - и она снова удивила его, бросая мешочек с Камнями Душ. - «Сначала научись управляться с этим, Герой».

Он почувствовал, как камни в мешке затаились.

«Мы едем на ранчо Ортег. Не касается ли это того дела с доставкой «завороженных» пуль?»

Она оглянулась назад, чтобы ценить расстояние до стражей и убедиться в приватности их беседы.

«Нет, это просто предлог. Несмотря на наш авторитет, нам нужны союзники. Я уверена, что этические принципы Ортег гораздо более гибкие, чем у Леди Джастис. И нам понадобится нечто большее, чем новые Охотники, в том случае, если я права насчет Китеры и еще ряда загадок из этой книги. Думаю, что назревает война, о которой мы не имеем никакого представления, где нам будут противостоять силы, считающие нас не более чем надоедливыми насекомыми».

Как только они подъехали к вершине небольшого холма, Самаэль осадил коня.

«Вот мы и здесь. Латиго — это оплот Ортег», - призвал стражей Самаэль. - «Будьте на чеку!»

Капитан ускорился, чтобы приблизиться к ним.

«Сэр? Могут быть проблемы?» - спросил он.

«Нет. Пока нет. Эти маньяки Ортега возвели свой проклятый форпост на самой границе дебрей, чтобы насмехаться над Нефилимами. Это своего рода плевок и постоянный вызов. Нефилимы раздражены и впадают в ярость, но они не простые тупицы. Они обследуют эти территории, чтобы улучить момент и нанести удар исподтишка», - сказал он, махнув рукой в сторону скудных зарослей, расположенных вокруг ранчо. Немногие понимают, каково это содержать усадьбу в диких землях Малифо. Однако большие запасы крупнокалиберных патронов и ксенофобская паранойя позволили Ортегам устроиться здесь с комфортом. Особняк был больше похож именно на форт, чем на ферму, предназначенный защитить своих обитателей от осады диких зверей и нападения Нерожденных.

Продолжение следует...

(С) Если не указано иное, все оригиналы текстов и изображения на этой странице принадлежат компании Wyrd
Unless otherwise stated, all names and images on this site are property of Wyrd Miniatures, LLC.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики